Немного постядерки - Форум
Суббота, 03.12.2016, 23:48
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 212»
Форум » Разнобой » Глумилка » Немного постядерки (творчество близкого друга BladeRunner'а)
Немного постядерки
RyanRothaarigДата: Суббота, 27.03.2010, 18:03 | Сообщение # 1
Полковник
Группа: Модераторы
Сообщений: 204
Награды: 1
Репутация: 2
Статус: Offline
он же Геннадий Гуляков. Сергеевич.

Еще один день

«За грехи всех жизней наших время смут карает нас…»
Ария, «Смутное время»

«..Вставало солнце. Начинался еще один холодный день в аду»
Дневник Макса Пэйна

Под самым потолком мира бесновался, разрывая на части и отгоняя в стороны тяжелые тучи, ветер. Те, то неторопливо, то, резко срываясь с места, время от времени заслоняли садящееся на запад солнце. В каждый из таких моментов ветер внизу усиливался и укрывал старый «Урал» облаками серой пыли. Машина невозмутимо стояла на месте, угрюмо скалясь на мир транспортировочными крюками бампера. Внутри непокрытого брезентом кузова, на лавке, лежа на боку, дремал человек. Одет он был в серую поношенную, во многих местах зашитую спецовку и черные штаны. Под головой у него лежала свернутая кожаная куртка не менее потрепанного вида. Из-под раскрытой на середине старой книги, лежащей на лице, доносилось равномерное посапывание. Ноги, обутые в пыльные ботинки с высоким голенищем, покоились на старом военном бронежилете, из которого через дырку выглядывала титановая пластина, грозя при первом же резком движении вывалиться на пол.
Из-за борта автомобиля раздалось чирканье зажигалки. Секундой позже оттуда же вылетело облачко сизого дыма, тот час унесенное в сторону порывом ветра. Человек в кузове пошевелился и, перевернувшись на спину, высунул руку за борт. Послышался смешок, и через момент человек вытащил из-за борта зажженную сигарету. Убрав книгу с лица, не открывая глаз, он сделал глубокую затяжку и вернул сигарету обратно.
- Доброе утро. Точнее вечер.
В кузов забрался невысокий коренастый мужчина лет тридцати, одетый в истертые джинсы и телогрейку, с вырванной подстежкой, на голое тело. Из-под копны нестриженых волос хитро смотрели два карих глаза, в которых отражался огонек торчащей в зубах сигареты.
- Геныч, сколько можно спать? Наши без тебя пошли.
Человек, которого назвали Генычем, открыл один глаз и недовольно осмотрел источник беспокойства. Тот улыбнулся, сделал быструю затяжку и показал лежащему, вымазанной в машинном масле рукой, охранный знак из сжатого кулака и вытянутого среднего пальца. Лежащий открыл второй глаз и лениво махнул ногой в сторону мужика с сигаретой, в результате чего титановая пластина все-таки вывалилась из броника, громко звякнув об пол.
- Пшел вон холоп. Барин спать желают.
- Подрывайся, овец, Лег с Юркой идут.
«Геныч» потянулся, и сел на лавке, оглядываясь по сторонам. Зевнув, он поднял с пола пластину и взвесил ее в руке.
- Ни днем, ни ночью покоя от вас, дворфов, нет. Не знал бы, что тебя, Шева, по голове бить бесполезно - так и швыранул бы.
- Броник свой пожалей. Вернемся в гараж – зашьешь, - он кивнул в сторону жилета. – Прикрой меня, я пойду отолью.
Шева выпрыгнул из кузова и направился к ближайшим развалинам одноэтажного домика.
- Черт бы побрал эти суточные дежурства, - Гена полез под лавку и
вытащил оттуда длинный предмет в брезентовом чехле. Расстегнув молнию, он извлек на свет СВДшку и, сняв ее с предохранителя, огляделся по сторонам. Машина стояла прямо посреди перекрестка остатков двух относительно широких дорог. Островки асфальта, пережившие Большой Бум, прорыв плотины, Великую Зиму, и многое другое, часто рассыпались под весом машины, превращаясь в крошево, при сильном ветре забивавшееся в механику, царапавшее лицо и не дающее дышать. Вдоль дорог лежали руины одно- и двухэтажных домов. Несмотря на то, что некоторые из них хорошо сохранились, они пустовали - мало кто решился бы жить в такой близости от болот.
В кабине машины пискнула рация. Гена повернулся, открыл недавно вырезанную Лексом дверь в кабину, нырнул внутрь и взял в руку бормоталку.
- С пробуждением, спящая красавица. Красиво стоял, при желании, в тебя разве что слепой с заткнутыми ушами не попал бы.
- Саня, пошел в жопу. Вас с Юрцом за километр слышно, когда вы ругаетесь. Ты где Цима посеял, лучше скажи?
Гена провел рукой по коротко стриженой голове и начал шарить по кабине в поисках сигарет.

Добавлено (27.03.2010, 12:32)
---------------------------------------------
- А он решил растяжки понатыкать возле насосной станции. Говорит там место гнилое. Мы ему ща еще материала притащим. Вернее Юрец притащит, правда?
В дверь кабины с водительской стороны влез Шева:
- Дальф, твою мать, это ты меня так прикрываешь?
- Да какой баран на тебя полезет, когда ты с хуем в руках. Сигарету лучше дай.
Шева гыгыкнул и полез в карман телогрейки за пачкой. Гена достал зажигалку и, покачал головой, скользнув взглядом по своему отражению в зеркале заднего вида.
- Саня, я думаю Юрец тебе уже объяснил по какому адресу ты пойдешь, а ты теперь мне объясни какого хера вы Брата одного и без рации оставили.
- …хуел …всем …дор
- Юрец, тихо не мешай. Да ничего с ним не станется, он там со своим крокодилом. Тот как загавкает – на Базе услышат.
Шева протянул Дальфу сигарету и наклонился к микрофону.
- Кто загавкает? Цим?
Дальф с сосредоточенным лицом подкуривая сигарету покачал головой:
- Шефф, не хами.
В динамике раздался голос третьего собеседника:
- Джага-джага, народ, кончайте эфир засорять. Я передачу колонны из Днепра жду. Они сегодня последних трехсотых привезут.
- Лады, Скив. Четырнадцатые с «Космоса» вернулись?
- Да, Ген, все хорошо, твой заказ на месте. Мы треногу завтра утром приварим. Кстати, джага-джага, скажи Игорю, что я для его детки станину приготовил.
К машине подошли Лег с Юрой. Ручищи Лега как всегда покоились на висящем на широком ремне «Печенеге», а из-за широкой спины торчала антена походной радиостанции и какой-то ствол. Юрец молча залез в кузов машины и, прислонив к борту 74-й «кол», начал искать ящик с ПОМЗ-2. Дальф вопросительно качнул головой на виднеещеейся из-за Саниной спины дуло.
- А-а-а, с тебя магар! Это меня чего-то дернуло в один домик частный заглянуть. Я такого еще не видел, но, думаю, тебе понравится.
Он положил пулемет на землю и неторопливо снял со спины красиво отделанный, длинноствольный охотничий карабин с оптическим прицелом. Гена бережно принял в руки оружие, осмотрел его и расплылся в широкой улыбке:
- Сань, с меня два пузыря! Игрушка раритетная – закачаешься. Я такую себе с детства хотел.
- Тяжелое у тебя детство было, - покачал головой стоящий в кузове Юра. – Роман, ты там по сторонам посматриваешь?
Шева влез на капот, держа в руках свой «кол»:
- Само собой, Алексеич!
Гена тем временем, пыхтя и чертыхаясь, пытался извлечь накрепко застрявший магазин.
- Саня, там, в доме сильно сыро было?
- Ишо как! Дышать невозможно было. Видать подвал весь залитый – дом осел крепко. Что ствол залип?
- Ну это ничего, исправим. Ладно, бегите к Циму, он вас там уже заждался, наверное.
Лег кивнул, кряхтя, поднял с земли ствол, повернулся к Юрцу. Дальф же, покачав головой, довольно ухмыльнулся и снова залез в кабину. Шева слез с капота, и что-то насвистывая, принялся ходить вокруг машины поглядывая то на нее, то на близлежащие окрестности. Выкинув сигарету Гена потянулся к рации.
- Леха, ты еще в мастерскую не убежал?
После пяти секундной паузы раздался ответ:
- Не-а. Что стряслось?
- Да тут Санек в какой-то хате надыбал, не поверишь, – «Вепрь» 308-й! У нас для него пища на складе есть?
- .308 Винчестер?
- Угу.
- Нет, но я могу у Заводского района заказать.
- Лады. Отбой…

Добавлено (27.03.2010, 12:33)
---------------------------------------------
…Ветер начал усиливаться, неся с собой жуткий запах болотных
испарений. Шева посмотрел на часы – скоро здесь будет проблематично дышать, а когда сядет солнце… Нужно было торопиться. Он подошел к кабине вопросительно посмотрел на Дальфа. Тот принюхался и кивнул:
- Ромыч, заводи движок.
«Дворф» забросил в кабину ствол, и уселся на свое место. Дальф хотел было потянуться за рацией, но вдруг ветер донес громкий смех Лега. Выбравшись из кабины, он увидел бредущих к машине Саню, Юрца, Игоря и Форса. Последний представлял собой огромного серого волчару, которого Игорь вытащил из заезжего зоопарка еще крохотным волченком в Тот День. Сейчас Цим с этим «зверьком» представляли более чем опасную пару. Взревел мотор «Урала» - Шева начал прогревать движок. Гена снял бленду с оптики и посмотрел на своих друзей. Лег, который успел собрать свои волосы пучком на макушке и прихватить их кожаным ремешком, первый увидел его и потянулся к трубе рации, уже успевшей перекочевать на плечи к Игорю.
- Митра, у нас все в поряде, подарки оставлены.
- Понял тебя… Чиполлино.
В ответ Лег показал все тот же «охранный знак». Дальф покачал головой:
- Александр Сергеевич, как некультурно.
- На себя посмотри. Я, между прочим, твою работу делал, а мне волосы в лицо лезли, когда я презенты ставил.
- Смилуйся государыня-рыбка, я двое суток не спал. И с меня еще и пиво.
- То-то же!
Через пару минут компания уже подошла к машине. Лег рванулся вперед:
- Чур я в кабине!
Юра покачал головой:
- Саня, тебе сколько лет?
- Три раза по десять лет спустя и еще два годика, - Саня, залазя в кабину, одной рукой определил «Печенега» в кузов.
Юра стянул с головы свою банданку и протер ею гладко выбритый череп.
- Я промолчу.
Дальф отложил в сторону винтовку, присел на одно колено и раскинув руки хищно оскалился, глядя в глаза волку:
- А ну иди сюда, пучок шерсти, я тебе все кости переломаю!
Волк молнией рванулся с места, одним прыжком влетел в кузов и повалил смеющегося человека на пол.
- Брат Варвар, сними с меня свое зверье! Он мне сейчас.. ой ё... все ребра поломает. Пусти, хрен языкастый!
Игорь снял с плеч рацию и влез в кузов. Подойдя к придавленному зверем человеку, он легонько ткнул зверюгу сапогом. Волк вопросительно посмотрел на хозяина.
- Пусти этого дурня, Форсик, от него котами воняет.
Зверь нехотя поднялся со своей «добычи», сел рядом и зевнул, звонко клацнув мощными челюстями. В машину одним рывком впрыгнул Юра. Сев на лавку он достал из кармана «разгрузки» пачку «примы» и зажигалку. Шева высунулся из кабины и оглядел пассажиров.
- Ну что, смертнички, покатаемся? Дальф, захлопни дверку.
- Момент.
Гена поднялся с пола, закрыл люк, и опустился на лавку рядом с Игорем. Тот сидел, перебирая в руках ониксовые четки – подарок сестры. Черный камень тускло отражал последние лучи заходящего солнца. В ногах у хозяина улегся волк, и Дальф запустил пальцы в его густую шерсть, гладя зверя по голове.
- Брат, там Алексей сказал, что станина для твоей находки готова.
- О! Отлично, завтра утром примерим?
- Угу…
Через несколько минут «Урал» уже летел по руинам Запорожья, оглашая окрестности ревом двигателя, динамиков и семи глоток. Шесть из них и динамики пели о том, что они короли дороги, а седьмой, волк, пел появляющимся в вечернем небе звездам о свободе.
Шел к концу очередной день. Еще один день под Рванными Небесами…

осень 2003

Добавлено (27.03.2010, 12:34)
---------------------------------------------
Голос ветра

«…С тех пор, как сгорели
дома, легко и светло им на свете…»

Пикник, «С тех пор как сгорели дома»

… Ботинки мягко опускаются в пыль, оставляя глубокий след, через несколько минут заметаемый вечным жителем этого мира – Ветром. Ветер был всегда. Он видел рождение Первого, он видел жизни и смерти, он знал каждого сына Земли. Он стонал и ревел от боли, когда тысячи ярких огненных стрел пронзали его бесплотное, незримое тело, опускаясь к своим целям. Наверняка когда-нибудь он увидит и уход последнего... Сейчас он рядом, он вокруг. Он играет длинными, нестрижеными, местами путавшимися волосами, сметая с них пыль дорог и обильно осыпая свежей. Он шепчет обо всем что вокруг, согревая своим дыханием каждую частичку души. Друг, постой и послушай меня…. В голову врываются сотни разных запахов, то сплетаясь в единое целое, то разделяясь на отдельные группы, формы, образы. Ветер не умолкая все неслышно шепчет… О том, что недалеко впереди стоит маленький городок. Вот горящий мусор, вот аромат готовящейся пищи, вонь браминьего навоза, человеческих тел и разогревшихся на солнце металлических крыш домов. Вот прорвался тоненький запах каких-то медикаментов, то час же задавленный грубым зловонием, очевидно из мастерской местного кожедуба. Привычный шорох ветра в Пустоши превращается в голоса детей, коровье мычание, постукивание ставен, скрип двери. Слушай меня, друг… Перед глазами складывается картина обыкновенного селения, пытающегося прожить еще один день под Рванными Небесами. А ветер все нес звуки, запахи, ощущения. Ты слышишь, друг… Вдох. Ветер втекает внутрь, проникает в каждый уголок души, просачивается сквозь тело, словно песок сквозь пальцы. Долгий выдох. Он уносит всю оставшуюся боль, печаль, мысли, усталость. Я здесь. Я – пустота. Во мне нет места человеческим чувствам. Смотри, друг... Толчок. Я вырываюсь из тела, словно пуля из ствола. Мои мысли несутся через Пустошь со скоростью этого маленького кусочка стали, несущего смерть. Кто-то должен будет упасть все равно… Тревожно встрепенулся одиноко бредущий молодой волк- степняк Вскинул морду, оскалился, коротко взвыл и бросился вперед, через бескрайнюю степь, пытаясь нагнать ветер. А мои чувства летели дальше, то разделяясь, то вновь сливаясь в одну четкую картинку. Я знаю, что отстав от меня на пару километров бредет караван. Я слышу скрип колес старых повозок, я чувствую усталость людей и животных, я ощущаю тепло нагревшихся на солнце стволов и резкий запах оружейного масла оружия охранников, я вижу пыль дорог на их одежде… Легкий толчок внутри головы, я вздрагиваю – ветер принес мое сознание назад слишком быстро. Я отделяюсь от Великой Пустоты. Ты видел, ты слышал, друг… Я снова стою перед небольшим поселением людей, теплый ветер играет с моими волосами, одеждой, покачивает висящую за спиной армалайтовскую снайперскую винтовку. Суровая необходимость?… Оружие - необходимый спутник каждого страйдера, который хочет прожить еще один день на пропитанных радиацией и болью землях, под Рванными Небесами… Я открываю глаза. Я делаю шаг…
… Из двери, с довольным выражением лица вышел Вовчик К нему сразу же устремились человек пять. У всех в глазах стоял один вопрос: «ну как ?».
- Пятак, автоматом, - выдыхает Вовчик, падает на скамью рядом со мной,
прислоняется к холодной стене коридора блаженно полу прикрыв глаза. Отмечаю несколько брошенных в его сторону завистливых взглядов - для него летняя сессия уже закончена.
- Ты следующий, Митра.
Шурик, с совсем не подходящим для его нехилой комплекции прозвищем «Леголас», хлопает меня по плечу. Я встаю со скамьи. Зачетка и ручка в правом кармане пиджака, старые потертые четки плавно текут в левой руке. Вдох. Ветер за окнами качает ветки деревьев и шепчет… Ты слышишь, друг? Выдох. Я расправляю плечи. Я делаю шаг…

конец июня 2002

далi буде

Добавлено (27.03.2010, 12:35)
---------------------------------------------
Зов Вечности

«В жизни есть начало, есть конец, но нет никакого смысла»

Один нетрезвый философ

«…Не думая о том, что ожидаешь увидеть за Дверью,
ты не увидишь ничего, отворив ее…»

Кар Слепой Бард

Небольшая лужица крови уже впиталась в горячую землю и была почти не видна, но пока еще светилась жизнью. Рядом лежал перевернутый на спину мертвец, глядя красными от лопнувших разом сосудов глазами в небо. Из них вниз по щекам и из-под носа вели тонкие запекшиеся кровавые дорожки. Карманы покойника были заботливо выпотрошены, так же как и вещмешок, лежавший рядом, и разрезанный на части кожаный пояс. Эльф сидел на корточках с полуприкрытыми глазами, медленно растирая в изящной, но слегка огрубевшей ладони горстку сухой земли. Он поднял голову вверх – гриф, пока еще только один, наворачивал круг за кругом. Жизнь покинула тело не больше часа назад, крови пролилось мало, так что хищники еще не слетелись, а насекомые благоразумно убрались, как только эльф приблизился к телу. Метрах в шести за спиной стоял и следил за его действиями человек. Высокий, на голову выше эльфа, мощного сложения, сверкая на солнце гладко выбритой вспотевшей лысиной, он опирался на здоровенную шипастую дубину, упертую в землю. Особого интереса к действиям эльфа на его лице не отражалось, в подтверждение чему он зевнул, клацнув челюстью, способной перемолотить стакан гвоздей и начал лениво смотреть по сторонам. Не обращая на него внимания, эльф отряхнул руки и встал, рассматривая землю вокруг себя. Через пару он что-то увидел и, не спеша, подойдя к тому месту, наклонился и подобрал с земли нечто тускло блестящее. Человек прищурился, пытаясь разглядеть находку, но эльф стоял к нему спиной.
– Это гильза, Грокхарт, всего лишь гильза от патрона калибра 8,4 мм. Обыкновенная, латунная, правда, старой заводской работы, не теперешний самокат. Стреляли, скорее всего, из второго «Перста» или… нет, все-таки «Перст-2Л».
Детина покачал головой и спросил:
– А почему не дворфий «Драгир»? А? Или, скажем, эта ваша как ее Манли… ну эта, Малиндорова пукалка?
Положив гильзу в карман своей полисинтовой куртки, эльф повернулся к насмешливо смотрящему на него человеку и, кивком указав на землю, спросил:
– Ямки от сошек видишь?
– Угу.
– Это хорошо, что видишь. Заметь они неглубокие – значит средняя отдача и вес оружия. Выходит, что это точно не «Даргир», ты держал его в руках, да? К тому же у него тройные сошки и расположены ближе к концу ствола, а не сразу за цевьем, как здесь. Дальше. Тут – эльф указал пальцем на другое место – был его левый локоть. Длина ствола – метр, а если это «Перст», то метр и восемь. Сечешь? А у «Малиндоровой пукалки», как ты изволил выразиться о «Малидориннар Сэйтам Ллановари», или просто МССК калибр 8,4х62, а не 8,4х70, как здесь. Вот тебе и весь сказ, начальник охраны.
Грокхарт явно что-то собирался сказать в ответ, но с западной стороны небольшого холма, на котором они находились, послышались торопливые шаги. Человек левой рукой положил сорокакилограммовую дубину на плечо и повернувшись на звук, стал широко расставив ноги. Эльф небрежно махнул рукой и снова повернулся к трупу.
– Расслабься, это Харннока.
Лысый гигант недоверчиво посмотрел на эльфа, но дубину все же опустил. Черт их знает, этих длинноухих.
Через минуту на склоне показался мужчина лет тридцати, увидев которого Грокхарт хмыкнул и тоже повернулся к телу. Эльф был прав – это был молодой трайбсмен.
В начале пути внешность этого дикаря раздражала Грока, но когда, едва увидев его татуированное лицо и вплетенные в длинные волосы ярко-красные срезы мягкой коры дерева сенам, «вольные таможенники» под Межречным Вихрем, побледнев, молча и без претензий пропустили, он сменил свое отношение к Харну. Черт, хотелось бы знать за какие делишки этого дикарского священника запомнили вихревские бандиты! Тут явно одной внешности мало.
Харннока тем временем замедлил шаг, стараясь, казалось бы, даже дышать тише после бега, и подошел к эльфу, сидящему на корточках у изголовья трупа.
– Старший, следов нет – там трава растет. Даже приступков на земле не увидел. Крови, гильз – ничего.
При слове «старший» эльф слегка поморщился, и Харн, заметив это, слегка смутился, но продолжил:
– В общем, пусто там. Что скажешь, Лан? Ты, Грок?

Добавлено (27.03.2010, 12:36)
---------------------------------------------
Грок подошел ближе и посмотрел на труп.
– Эльфы что ли там ходили? Я вообще не понимаю, какого хрена ты хочешь тут найти? Жмурик как жмурик, карманы ему уже почистили. Если бы я возле каждого так останавливался, то давно потерял бы работу или, что вероятнее, склеил бы ласты.
– Грок, а как по-твоему его убили?
Человек посмотрел в спокойные глаза эльфа и пожал плечами.
– Какая на хрен разница? Мне платят не за расспросы жмуриков об обстоятельствах их смерти, а за сохранность каравана. Это даже не входит в число моих хобби, так что заканчивайте с ним и пошли догонять наших, – он нервно переступил с ноги на ногу, – я уже не рад, что согласился посмотреть, где и что там стреляло. Ствола-то нет! Да и вообще ничего на нем нет – унес все тот, кто его грохнул.
Грокхарт плюхнул своей дубиной о землю и снова оперся о рукоять, глядя в сторону, в где их должен сейчас ждать караван.
– Инсульт, Грокхарт. Обширное кровоизлияние в мозг, плюс еще и разрыв сердца. Ран на теле нет никаких, не думаю также, что в крови есть химия. А его убили, Грок, и он понимал, что его убивают, и, наверное, даже боялся этого. Его эмоции в воздухе висят как вонь от взорванной два года назад в Тривеле выгребной ямы. Следов вокруг нет, кроме его вот, – он кивнул на труп, – а ствол кто-то унес. А так – ничего интересного больше здесь нет – скука.
Человек с пару секунд помолчал, переваривая услышанное, и, наконец, покачал головой:
– Эльф, интересуйся чем хочешь, но Мастер хочет довести караван до темноты. Время у нас еще есть, но бесполезных задержек он не потерпит.
В ответ Лан кивнул. Удобнее всего было бы добраться до нового Колодца до наступления темноты – так меньше мороки с организацией охраны лагеря. Так он быстрее получит деньги, проведет разведку и замеры на Колодце и тихонько уйдет. Эльф поймал взгляд священника.
– Лан, я должен отпустить его.
Харн смотрел на эльфа, как бы спрашивая разрешения, но в то же время по глазам читалось, что ни с каким запретом он не согласится. Эльф это понимал. Это не обязанность, не прихоть, не какая-нибудь паранойя – он просто не сделает по-другому. Такой его закон.
Грок вскинул брови и воскликнул:
– Ты хочешь что?
– Пусть он его похоронит… По своему…
Гигант начал злиться.
– У нас нет на это дерьмо времени! Звери его похоронят – сожрут, переварят и высрут. В итоге станет удобрением – о лучшем единении с природой и мечтать нечего.

Добавлено (27.03.2010, 12:37)
---------------------------------------------
Харннока, сохраняя бесстрастно-отмороженное выражение лица, снял сумку и положил ее на землю. К ней он бережно прислонил два кривых серпа-кэмаги и кобуру с длинным пистолетом.
– Грок, поверь, он не может по-другому. Это недолго, если хочешь – иди, мы догоним.
Харн достал что-то из своей сумки и, развернув ладони вперед, медленным шагом пошел к убитому.
– Я не могу уйти, ты прекрасно это знаешь, эльф! Я должен буду потом рассказать Фардайсу обо всем, что мы увидели. Я не собираюсь…
– Замолчи!, – от внезапно сделавшегося жестким голоса эльфа Грок вздрогнул и с удивлением осознал, что даже не хочет возражать тому, – Замолчи и смотри!
Нахмурившись, Грокхарт стал без особого интереса наблюдать за молодым священником, но когда Харн начал тихонько петь, гигант застыл не шевелясь. Мир вокруг начал рассыпаться на фрагменты. Почему-то стали слезиться глаза, и человек резко заморгал. Краски померкли, а тихий, но очень глубокий и сильный голос трайбсмена, казалось, заставлял звездную пыль сыпаться с небес на землю. Гроку хотелось раствориться в нем и стать очень маленькой, почти неуловимой его частью.
Харн стал на колени перед убитым и разжал ему ладонь. Грок с удивлением увидел, как трайбсмен кладет ему в руку два маленьких серых перышка. Молодой священник сжал ладонь покойнику и резко перестал петь. Казалось, от создавшейся тишины можно было оглохнуть. Потом Харннока достал из своей сумки пучок каких-то трав и маленький отшлифованный камушек-лай. Сжав его в кулаке он начал что-то шептать.
Грок автоматически полез было в карман за зажигалкой, но, наткнувшись на ледяной взгляд эльфа, остановился. В голове откуда-то родилась мысль, что священник не приемлет такого огня, и гигант, словно зачарованный, смотрел, как от прижатого к камню пучка травы потянулся тонкий дымок. Убрав камень, Харн положил себе на колени голову убитого и заглянул ему в глаза.
– Эн йамен витарра аберес ин синкта. Хал витарре капэтис морт. Эн йамен витарра…
Священник медленно водил «свечкой» вокруг головы умершего, и от слов которые он шептал все тише и тише, Грок затрясся мелкой дрожью.
Он почувствовал, как там, высоко над головой, еще невидимые звезды превратились в мириады внимательных глаз, смотревших сейчас только на них. Он почувствовал, как дышит земля, как вздрогнула его наполненная водой фляга, как медленно выдыхает тлеющий в руках трайбсмена огонек. Хотелось бросить все и бежать. Бежать как можно дальше от этого проклятого эльфа и священника, от этой жуткой мессы, от этого клочка реальности, на который сейчас обратили свое внимание сами Боги. Гигант собрал всю свою волю и крепко, до боли сжал рукоять палицы. Все вокруг поплыло, и он понял, что еще чуть-чуть, и он сдастся и попросту сойдет с ума. Держись, Грокхарт, держись, твою мать! От режущего слух шепота Харна все внутри сжалось в один пульсирующий комок, и он ничего не мог придумать лучше, чем крепко-крепко зажмуриться…
…Очнулся он оттого, что кто-то положил ему руку на плечо. Гигант вздрогнул и открыл глаза. Перед ним стоял и смотрел ему в глаза Лан. Священник укладывал в свою сумку полуистлевший пучок травы, и Грок вздрогнул, увидев еще с десяток таких же внутри.
– Воды?
Человек лишь судорожно кивнул и, взяв в дрожащие руки протянутую эльфом флягу, быстро свинтил колпачок и прильнул к ней губами. Глотка после пятого он почувствовал, как его горло жутко обожгло, и зашелся в приступе неудержимого кашля.
– Да, Грок, я знаю – это самый обыкновенный самогон. Извини, забыл сказать.
Когда приступы отрыжки у дракона, поселившегося у него в глотке, прошли, он отдышался и вернул эльфу флягу. Шум в голове медленно отступал, и стучавшее как барабан сердце успокаивалось тоже. К ним подошел уже свои вещи с земли Харн.
– Хэлланадар, идем.
От настоящего имени эльфа у Грока брови поползли вверх. Эльф хитро подмигнул ему и приложил палец к губам.
– Идем, Грок. Когда придешь в себя, я отвечу на твои вопросы, - он оглянулся на труп, - Мы сделали, что нужно. Пускай Пустошь довершит все остальное.
Грок тоже посмотрел на тело. Глаза покойника были закрыты…

Добавлено (27.03.2010, 12:37)
---------------------------------------------
…Грокхарт нашел эльфа и дикаря только когда солнце уже начало подплывать к горизонту. Они шли за первой телегой, чуть в стороне от всех, беседуя о чем-то своем. Хэлланадар что-то тихо говорил Харну, а тот смотрел впереди себя, внимая каждому его слову, изредка отвечая на вопросы эльфа кивком головы или короткой фразой.
Кто же ты такой, Лан? Ты ведь понял, что убило этого снайпера. Понял и не стал говорить ни мне, ни дикарю. Хотя, может, ему-то ты уже рассказал. Ты не простой эльф, Лан. Ты молод, у тебя не такое отмороженное лицо, как у твоих соплеменников, да и шутки от других длинноухих Грок не очень-то часто слышал. Может, ты еще просто молод? Это так, но у тебя нет заносчивости, свойственной для многих эльфийских молокососов. Да и откуда ты, тьма побери, знаешь столько о стрелковом оружии? Гигант в задумчивости провел по лысине грубой ладонью. И тупой орк-мутант заподозрил бы тут неладное. По всему выходило, что Хэлланадар был далеко не геологом-энергетом, и интересовал его не только Колодец, к которому шел караван. И на кой он так раскрылся перед ним, простым человеком, никогда не совавшим нос в дела Старших Рас? Получалась сплошная куча плохо пахнущих вопросов, и Грокхарт слабо верил в то, что он получит на большинство из них ответы.
– Как доложился, начальник охраны?
Грок и не заметил, как эльф оказался рядом, по левое плечо от него. Харн все еще шел впереди, о чем-то глубоко задумавшись.
Гигант неопределенно пожал мощными плечами.
– Ну, сказал, что лежит обыкновенный жмурик – карманы пусты, вокруг никого нет.
Эльф кивну л. Некоторое время они шли молча. Грок думал, с какого вопроса начать, а эльф… Кто его знает, этого эльфа, о чем он там думать может. Как бы то ни было, первым вопрос задал именно Лан.
– Скажи мне, Грок, так что, по-твоему, его убило?
Человек помолчал несколько секунд.
– Я вообще думал ты мне это скажешь. Может это твои собратья? Кто еще так тихо сработает? А во-вторых… это могло быть все, что угодно. Я по миру уже достаточно походил, чтобы понять, сколько всего я не знаю.
Эльф улыбнулся.
– Ты даже не представляешь, скольким этого не дано понять.
Они снова оба замолчали: эльф вспоминал что-то свое, а у Грокхарта перед глазами опять встало умиротворенное, с закрытыми глазами лицо убитого стрелка.
- Лан, что там произошло? – истинное имя он «проглотил», так и не
решившись назвать его тем именем.
Эльф немного помолчал, думая о чем-то, за тем, повернув, голову к
собеседнику спросил:
- Грок, как ты думаешь, куда ты попадешь после смерти?
Вопрос удивил Грокхарта. Мать погибла во время Лонтмарского Переселения гоблиноидов, когда он был еще совсем ребенком, а его отец, заместитель главы охраны товарного склада на перевалочном пункте, мелком торговом узле у границ Великой Восточной Пустоши никогда не говорил с ним о вере. Дед, инструктор рукопашного боя легендарных Сирых Штольней, человек, которого он видел четыре раза в жизни, научил его верить только в свои силы. Ни одна из религиозных конфессий не вызвала у него своими постулатами желания идти по какому-то ни было духовному пути. Он видел слишком много смерти, чтобы рассуждать о возможных способах продолжения существования. Он просто ни думал о такой возможности. Никогда. Поэтому на вопрос эльфа он ответил не раздумывая.
- По-моему это конец, просто ничего не будет. Может я когда-то на
пьяную голову, оставшись наедине с бутылкой какой-нибудь бодяги и думал о том, что будет После, но кончалось это обычно тем, что я разбивал эту самую недопитую бутылку о ближайший твердый предмет и шел пить дальше. Я всегда думаю, что если есть такие мысли, то я выпил мало.
- Тебе эти мысли неприятны?

Добавлено (27.03.2010, 12:38)
---------------------------------------------
Теперь Грокхарт задумался.
- Атом сожги меня, да! Мне это неприятно! Мне нравиться жить как я
живу, так какого хрена я должен думать о том, что будет, когда мне где-нибудь вышибут мозги? Заметь, я не надеюсь умереть от старости – это не моя привилегия. А может это все! Хлоп и нет меня, как от питания отрубили. Топливо кончилось и стою посреди дороги, как дебил.
- А что, если кто-нибудь, проходящий мимо, заправит в тебя, сядет и поедет?
Грок понял, какое дурацкое сравнение он привел. Хотя после такого идиотского денька еще не на такие мысли потянет… Ему захотелось забросить все к е… матери и оказаться в какой-нибудь тошниловке в Большом Узле с бутылкой «Подгорной Реки» на столике. Он нервно облизал пересохшие губы.
- Эльф, я ведь не знаю, что будет там. Многие, из тех, что кричат всем и каждому, что пережили «полусмерть» о зовущем их светлом тоннеле и прочей ерунде, рассказывают совершенно разные вещи, путаются в подробностях, да и вообще они просто сами просто боятся смерти, вот и придумывают для себя «продолжение».
Эльф усмехнулся.
- Многие, не признаваясь себе в том сами, боятся смерти, и этим гадят
свою жизнь. Жизнь в постоянном страхе чего-то, чего ты не понимаешь – это не жизнь. Кто-то спасается от этого, ища знаний, и многие обретают это знание. Если оно не устраивает их, если это не то, что они ожидали увидеть, то они пускают себе пулю в голову. Некоторые живут самим процессом Познания… Ты ведь тоже боишься смерти, верно Грок?
Грокхарт нахмурился – на его памяти было несколько человек, обвинявших его в страхе перед чем-то, которые заплатили за этот вопрос своими зубами. После последнего такого случая старик-священник какой-то там церкви сказал ему, что если он, Грокхарт Синтар, так реагирует на подобные слова, то или он действительно боится этого, либо он боится бояться, либо он просто тупой. Сейчас Грок понимал, что эльф прав, но признаваться в этом почему-то не хотелось. Эльф принял молчание за согласие и продолжил.
- Это в природе у всех живых – младенец, рождаясь, плачет, потому что понимает, что умрет. Это чувство быстро закрывается эмоциями матери и новыми знаниями о мире вокруг. Если ребенок родился молча, то либо он мертв, либо он прошел через подобный отрезок вечности не раз и его душа еще помнит это. У таких детей большой шанс или погибнуть в возрасте до одного года, или, после соответствующей подготовки получить доступ к несколько нестандартным источникам информации помимо чувств и собственной памяти.

Добавлено (27.03.2010, 12:41)
---------------------------------------------
Ханнока уже шел рядом с ними, с интересом глядя то на эльфа, то на его собеседника. Судя по взгляду, его больше интересовало, зачем эльф это все рассказывает Гроку, чем реакция гиганта на услышанное.
- Грок, я не буду тебе рассказывать о том, что видел я, во что я верю – ты можешь пропустить мои слова мимо ушей, так же как ты плевал на россказни одиночек, трясущихся темноте и не решающихся поднять глаза к луне, боясь увидеть в ее свете осуждение, или по тем же причинам боящимся заглянуть внутрь себя. Но скажи, разве ты мало почувствовал несколько часов назад?
- Лан, я ведь до сих пор не понимаю, что он, - Грокхарт кивнул в сторону молча бредущего Харна, - сделал с тем покойником. Да и как его убили - я до сих пор не догоняю!
Эльф переглянулся с молодым священником и, понизив голос, заговорил.
- Ты когда-нибудь слышал, что Дети Земли, Собиратели и некоторые особо рьяные священники могут убивать одной мыслью?
Гигант криво усмехнулся.
- Лан, этими байками пугают даже маленьких детей. Только не говори, что это правда – не поверю.
- Да нет, в общем, ты прав - это самые, что ни есть байки… Во-первых, мысль здесь практически не причем, а во-вторых, у каждого из вышеназванных свои методы.
Грок хотел обложить эльфа матом, но, глядя на его серьезное лицо и на хмурого трайбсмена, замолчал, так и не начав речь.
- Один из таких способов, - продолжал эльф, - заключается в том, что... хм… одушевленное живое существо, стоя на земле, дыша воздухом – неважно - в каком-то плане резонирует с окружающей средой, входит с ней в конфликт, если хочешь. Я постараюсь тебя не грузить – смысл в том, что, обрезав возможность такого воздействия человека с окружающей средой, или усилив резонанс до определенного порога, можно его убить.
Почему-то Грок ему верил. На мгновение ему стало не по себе: кто-то, находясь хрен знает где, мог выключить его как фонарик. Наверное, это похоже на удаление аппендицита через ноздрю с помощью ручного насоса…
Эльф, словно поймав ход его мыслей, и попытался успокоить.
- Не нервничай – на это способны единицы из тысяч, и на это уходит очень много сил. Важно другое – когда человек, дворф, орк – кто угодно – умирает так, то создается определенная зона, которая разрушительно влияет на… некоторые организмы. Да и не только организмы… Если хочешь, - эльф улыбнулся, - можешь считать, что в том месте распыляется душа убитого. А Харн, - Лан положил дикарю руку на плечо, - так сказать «подчистил» это место. Вот и весь сказ, начальник охраны. Кто его убил – я пока не знаю. А ты теперь думай... если хочешь, конечно.
Разум Грока с трудом переваривал услышанное, но среди скрежета несмазанных доброй порцией алкоголя шарниров всплывал один вопрос.
- Хэлланадар… Зачем… зачем ты мне это все рассказал? Я не понимаю зачем, даже учитывая то, что ты самый нестандартный эльф из тех немногих, которых я видел за свою жизнь.
- А я просто верю, что у тебя не возникнет желания с собой что-то сделать после услышанного. К тому же, считай, ну… что ты чем-то отличаешься от других. Только нос не задирай – дракон в ноздрю залетит.
- Драконов не бывает, - автоматически возразил Грок…
…Они шли в полном молчании еще с минуту: Харннока, так и не проронивший ни слова, эльф, ушедший в океан своих внутренних ощущений и мыслей, и ошарашенный начальник охраны, не знающий что ему делать после услышанного.
- Грок… Когда мы придем у тебя будут сутки, чтобы решить, хочешь ли ты оставаться там. Когда я закончу свои дела там – я пойду на юг. Я думаю, что знаю место, где не будут против того, чтобы ты еще чуточку вырос. А сейчас иди, работай – я чую наш Колодец уже в двух километрах…
Когда он ушел вперед, к Мастеру каравана, Харн еще с минуту молча хмурился, а потом спросил:
- Ты думаешь, из него выйдет толк? Ему ведь уже лет двадцать пять.
- Двадцать три. Если ты имеешь в виду то, будут ли против мои
Старшие – то я не знаю. Пока они на него сами не посмотрят… У него дед был инструктором в Штольнях, а это - информация. Он не плохой парень, так что хотя бы на Сопровождающего потянет – не хочу загадывать. Ты мне лучше скажи – ты со мной на юг?
- До Дворфхил


А у нас сегодня кошка
Родила вчера котят
Они с копытами и крыльями
И чешуёй до пят
Не хотят лакать из блюдца
У соседей тырят скот
Мне сдаётся, их папаша -
Не совсем нормальный кот


Сообщение отредактировал RyanRothaarig - Суббота, 27.03.2010, 12:31
 
RyanRothaarigДата: Пятница, 02.04.2010, 21:15 | Сообщение # 2
Полковник
Группа: Модераторы
Сообщений: 204
Награды: 1
Репутация: 2
Статус: Offline
далее:

- До Дворфхилла – железно. А там – как ветер подует. Тоже не хочу загадывать. Хех, вот и говори после этого, что эльфы больше всех чувств ненавидят неведение.
- Ты же знаешь – я не нормальный эльф. Можешь списать все на мою молодость…
Караван шел туда, где под землей ворочался огромный, скованный неизвестными силами вихрь. Он, родившийся, чтобы умереть, предварительно изменив многое вокруг себя, не думал о том, что будет после. Через несколько лет, угаснув, он возродится вновь, может быть, став звездой где-то безумно далеко, а может, он станет вспышкой пламени зажигалки какого-нибудь человека думающего о том, зачем он здесь. Колодец не колебался. Его ждала Вечность…

2005г

Добавлено (01.04.2010, 13:45)
---------------------------------------------
Парламентер

«…Не-е-е, по настоящему холодно – это когда
слова к губам примерзают…»

Из разговора дозорных на посту

«…Каждый орган имеет собственную нижнюю температурную
границу – биологический ноль, ниже которого выполнение его
физиологических функций прекращается навсегда…»

Иссидриз Ксадра «Фактор температуры в эволюции Младших рас»

…Скрип-скрип. На самом деле белого цвета в снегу не так уж много. Скрип-скрип. Особенно если на тебе очки с фильтром. Скрип-скрип. Особенно если ты идешь не по огромной степи без единственного деревца, или фонарного столба, а по «наброскам» какого-то Старого города. Скрип-скрип. Особенно если свежего снега не было уже дней пять, и все бело-блестящее уже понемногу сереет. Скрип-скрип. И особенно, если от усталости уже цветные круги пляшут перед глазами…
Со стороны могло казаться, что человек переставляет ноги с притороченными к ним снегоступами автоматически. Но его шаг ни разу не сбился, он не спотыкался, хотя иногда немного петлял, выбирая место, куда поудобнее было стать. Снегоступы он уже подумывал снять: мучить их уже было незачем – впереди виднелся дорожный знак ограничения скорости, а значит можно будет передохнуть.
«Хотя нет, Снерх, ты все-таки гонишь, - мысли опять швырнуло в прежнее русло, - во-первых до городской черты еще километров шесть, а во-вторых как эти «наброски» (слово «руины» Снерх не любил – холодное, гнетущее) впереди назывались ты знаешь. Как его там… этот… Вестрог! Население в 650 тысяч, знаменитый железнодорожный узел и центр тяжелой промышленности. Ха! Куча бетонно-металлического мусора, не совсем обделенная огрызками технологии. Приятно познакомиться! Если сейчас населения там будет хоть с тысячу, то эту свалку можно даже назвать городом».
Вот летел бы он сейчас по этой старой трассе на скутере и горя бы не знал… Или хоть на лыжах… хотя нет, лыжи отпадают: первые четыре километра – сплошная пересеченка. Кусты, коряги, арматура, минные поля... Пришлось бы на этот участок часа на два больше времени убить. Да и куда их потом в городе деть? Да и со скутером проблем было бы море. Так что, дружище Снерхаст, «сковородки» на ноги и бегом, бегом. Маршрут есть, времени нет. Пришел, увидел, нагрузил. Переговорщик, ёбт…
Ветер потихоньку утихал – это чувствовалось даже сквозь плотную, облегавшую всю голову маску. Ее уже чертовски хотелось снять, но при такой температуре это было бы чревато – минут шесть беспечной жизни даст специальная мазилка, а потом будет плохо…
«Холодно на улице маленькой макаке…». Черт, а ведь правда холодно! Снерх, остановился, провел рукой в пухлой перчатке по «часикам» на руке и повернул диск-скроллер. Через две секунды на табло появилась надпись «- 29оС», и спустя еще две секунды пропала.
«Ага, нормально, ствол работать будет. И мне, пожалуй, можно и булькнуть». Из внутреннего кармана появился плоский мини-термосок, объемом всего-то в 250 грамм.
«Ха! Всего-то. Что бы на хрен окосеть нужно коньяка нагреть. Литра два».
Открыв крышечку он торопливо сделал глоток. Горячая смесь довоенного коньяка и синтетического кофеина потекла в организм, гоня кровь наружу.
«Все, час пошел» - коснувшись приклада висящей за спиной винтовки Снерх хрустнул затекшей шеей и шагнул вперед. По сторонам от шейных позвонков, казалось натянули два раскаленных прута, но «топливо» через пару минут сделает свое дело и…

Добавлено (01.04.2010, 13:46)
---------------------------------------------
…Снегоступы он снял и прикрепил к рюкзаку только через километр после своего шествования вдоль шоссе, прислонившись к надежно закрывавшей от юго-восточного ветра стене (единственной оставшейся из четырех) какой-то АТС (по крайней мере, судя по старым картам, где-то здесь она должна была раньше стоять). Отрывать спину от спасительного бетона ходоку категорически не хотелось, и он, убрав на очках светофильтры, смотрел в небо.
Там усиливавшийся ветер, что-то подвывая себе, по непостижимому замыслу выстраивал, смешивал темно-серые массы облаков, бросал неоконченные эскизы, а потом смешивал их, сливая с вновь рожденными.
Снерхаст когда-то полюбил почти незаметную разницу цвета в слоях облаков. Приятно было, приподняв осточертевший за много лет светофильтр, дать отдых уставшим глазам. Когда он подолгу смотрел на это небо, в голове, казалось, рождалась тоненькая игла какой-то музыки нежно проходившей вниз через позвоночник, через все тело обратно, покалывавшей макушку, и растворявшейся где-то высоко за толстым ковром облаков.
«Или может просто я уже начал сходить с ума».
Рон, старый опытный Парламентер говорил, что не любит «плывучие облака», так как они напоминают ему по цвету «Скорбный Ящичек». Изнутри. Месяц назад самого Рона развеяли из такого ящика вдоль по дороге, как должно Парламентеру. Старик не хотел, чтобы его зарыли в землю у дороги, словно самоубийцу. Хотя то, зачем сейчас шел Снерх, он сам считал в определенной мере самоубийством (что в тридцать два года было не очень-то ему интересно).

Добавлено (01.04.2010, 13:46)
---------------------------------------------
…Эта гора камней, когда-то бывшая фундаментом здания ему не понравилась сразу же. У Снерха с первого раза… не получилось на нее посмотреть. Как он не старался сосредоточить на ней свой взгляд – все усилия пропадали даром. Такое было ощущение, что он пытался в рюкзаке набитом грязными шерстяными носками, нащупать затерявшуюся спичку. Когда Снерх поймал себя на этом ощущении, то попросту сделал еще шаг вперед и рухнул на снег. Усилием сдержав выдох он медленно подгреб к лицу немного снега и начал аккуратно стаскивать со спины карабин, молясь, чтобы он все-таки ошибся.
«Тихо, тихо, тихонечко…». Ремень соскользнул с плеча. Перекат на спину, беглый взгляд на «проснувшиеся» часики-бортовик.
«Минус тридцать четыре. Б…ский ветер! Тихо…». Снерх выудил сквозь прорезь на указательном пальце толстой перчатки собственно сам палец, и полез в нагрудный карман за баллончиком «грелки», слабенького термосостава. Стараясь дышать поверхностно, с медленными, тонкими выдохами через нос, он спрыснул состава на оружие и упрятал «кусочек тепла» обратно в карман.
«Все, дружок, почти все…». Перекат на живот, снова сдержанный выдох. Теперь подгрести к стволу снежка, долгожданный щелчок предохранителя, переворот.
«Ну вот, аплодисменты… Теперь я готов.»
Эта процедура часто становилась последними телодвижениями многих, не только парламентеров. Кто-то лихорадочно давил на предохранитель, кто-то дышал на обмороженные и израненные о спусковой крючок пальцы, а кто-то так и не сумел заставить оружие стрелять при предельно низкой температуре. Минус сорока двух-сорока трех хватало даже на его «Хашнут» со смазкой «40Т», и в прошлом году, бросив ствол в снег Снерх ножом вырезал орочью засаду. Отделался он тогда «легко» – два сломанных ребра, выбитый зуб, порванное арбалетным болтом плечо и сломанные пальцы на левой руке. А сейчас он уже смотрел в оттаявший оптический прицел, изо всех сил стараясь сосредоточится на цели. Амортизатора на оптике не было – после месяца постоянного пребывания на морозе он часто становился похож на черный потрескавшийся гандон.
«Так, я еще жив… Значит он меня не видит, или не хочет видеть… Хотя какого хрена эта тварь, будь она сытой, шлялась бы у дороги?!». Снерх несколько раз моргнул и снова уставился правым глазом в оптику, но при этом открыв левый. Сейчас он смотрел на всю панораму, запрещая голове выделять из общей картины какие либо детали, сосредотачиваться на них. Дважды он чуть было не потерял контроль, уцепившись сначала за причудливой формы арматурину, а потом за отчетливо видное пулевое отверстие в стене. А ведь так было интересно узнать давность, калибр… Ни хрена! Рассредоточенность, дисперсия сознания… У, ебт… Как мерзко… Начинает сушить глаза. Еще две минуты и носом пойдет кровь, а еще через пять произойдет инсульт. Войны с сознанием всегда стоили дорого.

Добавлено (01.04.2010, 13:47)
---------------------------------------------
Этот, галутом, волк-запредельщик, на счастье оказался или очень молодым, или уже слишком старым, так как через минуту парламентер почувствовал, что его соперник начал «выгорать».
«Вот так, теперь осталось только тебя увидеть…». Но в старенький четырехкратный прицел ничего видно не было. Точнее все-то было на месте: горка битого камня, треснувшая от первых морозов железная балка приваленная бетонной плитой, здоровенная выщерблина от пули в стене… Зверя не было. Снерх торопливо оглянулся по сторонам, выругался и опять уставился в прицел.
«Ну не мог же я в самом деле ошибиться! Он ведь не смылся, не рванул на встречу, а именно «выгорал», растворялся, постепенно ослабляя давление. Где ты, зверек? Жалко, тепловизор пришлось оставить».
На прицельную сетку приземлилась снежинка – небо опять, дарило людям напоминание о содеянном. Ветер полностью стих. Человек искал свою цель, стараясь не замечать «перхоть небес», как кто-то однажды сказал. Тщетно.
Смахнув со стеклышка порцию снежинок он еще раз окинул взглядом развалины и… Стоп! Вот оно! На фоне серой бетонной стены в один момент прямо в воздухе пропали несколько комочков снега. Через пару секунд - еще. Две невзрачные трещинки чуть выше…
«Боги! Это же глаза! Мимикрия глаз?!».
Трещинки изменили свою форму, сместились. Теперь Снерх различал очертания зверя – крупный, побольше обыкновенного белого степняка. Трещинки глаз вдруг начали разворачиваться, обретать форму, цвет, из ниоткуда появился влажный черный нос, морда… Темно-янтарные глаза смотрели прямо на него. Холодно, с угрозой, с маленькой искоркой безумия.
- Твою мать, - только и выдохнул Снерхаст.
«Это же самка, беременная. Еще месяцок и…».
Волчица, словно стряхивая с прекрасного, цвета черненного серебра тела, остатки маскировки сделала шаг вперед.
«Дура, беги отсюда!».
Зверь молнией рванулся к цели.
«Стой! Да стой же!».
Хлопок, толчок в плечо, короткий визг, пороховые газы тяжким выдохом вырвались из «пор» сросшегося со стволом еще в самом окончании цевья, глушителя. Человек закрыл глаза и перевернулся на спину.
«Видят боги – я этого не хотел».
Он встал, убрал карабин за спину и тяжело побрел к лежащему на боку трупу. Из приоткрытой пасти зверя шел пар, как и из развороченной выстрелом груди. Снег жадно пожирал алые струйки, давясь от жадности и тая. Пуля прошла через грудную клетку прямо к так и не успевшим родиться волчатам. В посветлевших до песочного цвета глазах хищника читалась боль, эхом отдававшаяся в каждом ударе сердца. Снерх опустился рядом со зверем на колени и положил руку на мощную шею и сжал в пальцах мягкую шерсть. Опасаться было больше некого – галутомы не охотились вместе; их «стаи одиноких волков», как говорили в народе, занимали большую территорию, по 10-15 км на каждую особь. До весны еще ой как далеко, а на эту самку никто уж точно не претендует… Теперь уже точно…
Стрелок встряхнулся, спрятал замерзший палец в перчатку и двинул дальше. Ему очень не хотелось видеть, как красивый зверь начнет терять свой благородный окрас и цвет глаз, превращаясь в бледную грязную тень.
«Если ты понимаешь, что перед тобой встал вопрос выживания, и колеблешься хоть секунду перед выбором - ты еще жив, и еще не замерз изнутри. Если научишься колебаться всего одну секунду, и пережить потом то, как ты решил вопрос выживания – проживешь чуть подольше, а После не будет стыдно говорить предкам о том как ты жил и выживал…». Прав был учитель, ой как прав. Только эти слова и помогали Снерхасту душить в зародыше червя-мозгоеда, который просыпался после похожих случаев. С такими мыслями, наверняка, и Исаар Эшер запустил на орбиту вместе с собой Ставрошенский нефетеперебатывающий центр, городок Ставрош, и подготовленную там для группы засаду. Интересно…
Человек ритмично шагал прочь от места где ему (в который раз) пришлось стать не только сыном этого мира, но и его орудием.
«Что ж, наверное мы это заслужили. Мы слишком часто делали наоборот…».

Добавлено (01.04.2010, 13:47)
---------------------------------------------
…Он отставал от графика всего на семь минут. Город еще не был виден, но зарево от всех мыслимых и немыслимых источников света, стоявшее над ним было видно вполне отчетливо. А еще в ночи хорошо были видны частые вспышки – работала сварка.
«Наверняка, если сейчас, в темноте, посмотреть в тепловизор, то картинка будет напоминать колонну, подпирающую небеса. Класс! Что ж, судя по всему обогревалки этого города я недооценил».
Снерх остановился, снял со спины рюкзак, и, освободив руку от перчатки, открыл его.
«Думаю пора. Пусть удивятся, человечки». Под маской он ухмыльнулся – эта штука всегда производила впечатление. Снерхаст бережно, словно младенца, наполовину извлек из шмотника одну из самых ценных вещей, что были у «Ловцов Пламени» (не считая, конечно, самих «генераторов-ловцов») – лэптоп, надежно упакованный в толстый серый футляр, который стоил едва ли не треть цены самого компьютера). За эту вещь некоторые сейчас вполне могли вырезать целое селение – лэптоп был не лампово-транзисторной херней, которые штамповали перед самой войной. Это был настоящий лэптоп, кремний-органический демон, математический элементаль, мать его! А футляр надежно хранил его покой от фоновой радиации, электромагнитного излучения, и (а это не без помощи техников «ловцов») перепадов температуры.
Снерх подвинул панельку на ребре приятно-теплого футляра, щелкнул обнажившимся тумблером, и поспешно упаковал свое сокровище обратно. Он представил себе, как маленькие электрические импульсы тормошат молекулы жидкости, находившейся в стенках защитного футляра.
«Все. Отсчет пошел». За десять минут машинка нагреется до идеального состояния, и сможет некоторое время «летать» даже при относительно низких температурах. Потом все успокоится, термостабилизаторы футляра проработают часа два от силы – нужно будет сделать «переливание». У городских «грелок» оно-то конечно будет потеплее, но…
…Город был как на ладони – архитектура самая обыденная – стены довоенных домов срослись с жестянками и, местами, свежей застройкой. В тактическом плане такая застройка стоила не много – редко городскому периметру удавалось принять удачную для обороны форму. Стены были вполне удобны для любителей поскалолазить, «приземлялись», словно карточный домик, с нескольких направленных зарядов, а скелет старого города вокруг гасил на нет обзор.
Так было обычно, но в этом городе все было наоборот. Ближайшие к городу дома были взорваны – остался только фундамент, даже мусор убрали. Недалеко от стен наверняка имелись несколько замаскированных точек, и Снерхаста уже засекли. Хотя учитывая то, что сейчас там творилось – кто знает…
Стены обросли панцирем металлоконструкций, а с северо-западной во все стороны летели искры, раздавались хлопки аккустических перфораторов, и даже шипение «холодных» вакуумных сварочных установок. На третьей, последней из неработающих осветительных башен (по-видимому стадиона) заморгали прожектора и вновь потухли – видно что-то не ладилось. Люди сновали по периметру, что-то делали: город превратился в одно живое существо. Город готовился к обороне. Но в этом едином механизме Снерх чувствовал тоненький, едва ощутимый запах страха – даже тот, кто этим руководил, не знал как и против чего ему держать оборону…

…Сейчас он уже действовал как машина, вогнав себя в рабочий режим, настроившись на заученный, много раз прокрученный в голове план действий, набор стандартных словесных формул, ритуалов. Все мысли в ужасе замерли и, от греха подальше, попрятались в самые дальние уголки сознания – им здесь не место. Сейчас просыпается другой человек. Парламентер готовился начать свой театр.
Привычно рассчитав время, он вытащил из внешнего кармана рюкзака фальшфейер, сорвал крышечку-пломбу, и, отведя правую руку в сторону, дернул за кольцо. Вспышка зеленого света озарила землю, по которой он шел, разгоняя прочь пугливые тени – осветитель шипел и плевался искрами.
Человек поднял очки на лоб, пару раз с непривычки моргнув светло карими, почти янтарными глазами, вытянул в сторону правую руку со «злым зеленым ежиком», как некоторые умники называли эту ракету, и зашагал вперед…

Добавлено (01.04.2010, 13:48)
---------------------------------------------
…Заметили его не сразу. Развернули прожектор – свет неприятно резанул по глазам - Снерх пожалел что снял светофильтр. Но таков был Ритуал (обычай, традиция, правило – хрен его знает!).
Иногда у него создавалось впечатление, что половина этого поганого мира держалась на ритуалах. Про старшие расы и говорить не стоит – у них это в крови на века, но вот в одних местах могли, мягко говоря, неправильно понять за то, что кто-то просто присел на стол. Один его знакомый траппер из Сарганосса, северо-восточного края радиоактивных степей, мог спокойно пройти мимо трупа, обвешанного стволами и всякими побрякушками даже не прикоснувшись к его багажу – говорит, мол, «это барахло мне добра не принесет». Хотя в эту привычку (правило, закон… блин, во заладил!) Снерх начинал потихоньку верить – что-то такое он вычитал в какой-то древней книжонке, типа если вещь лежала с (на, в и т.д.) убитым слишком долго, то при себе ее таскать – гиблое дело. Суеверия то они суевериями, но когда-то у него был отменного качества десантный нож, вытащенный из тела какой-то эльфийки-квартерона, в Иллите, уже после того как отбили город. Никому он уж точно не пригодится, решил тогда Снерх, и взял ценную игрушку себе – сталь, баланс – закачаешься, клинок сабилитовый, с тремя выгравированными рунами: «Здесь Воля Его». Но когда он не то что брал в руки – даже смотрел на нож, то внутри поднималась волна отвращения, а от самой стали, казалось, исходил немой крик ненависти и боли, мерзкого страха, обреченности. После нескольких таких «сеансов общения с оружием», нож он сбагрил ближайшему торговцу, и долго отмывал руки в снегу. Вот тебе и ритуал…
Ну не до крайностей же? Где-то, говорят, появилась очередная церковь с друидическим уклоном, «Дети Земли», блин. Так эти вообще в еду землю добавляют!
Ритуал…
Сейчас Парламентер начал свой ритуал, повторявшийся каждый раз, когда он шел работать. Это, служило им всем защитой, уверенность придавало, успокаивало, привлекало и заинтриговывало клиентов, в конце концов.
Фальшфейер перестал плеваться огненными каплями как раз, когда он подошел на нужное расстояние – пятьдесят метров. Как всегда. Как учили.
«Стоп. А сейчас начнется самое интересное».
Снерхаст разжал пальцы - сигнальник скользнул в снег, сделав еще один шаг опустился на колени. Он уже не обращал внимания на свет прожектора. На слышимые со стены команды, грозные взгляды направленных ему прямо в лоб стволов – ни на что.
«Здесь я сделал свой последний шаг. Нет расстояния короче, чем от первого шага по земле до последнего шага к предсмертному ложу. Я мог родиться, чтобы умереть здесь. У меня нет могилы – мерзлая земля станет мне могилой. У меня нет страха – желание жить отменяет мой страх. Я не знаю колдовства – крепость моего духа есть моя магия. Я родился чтобы умереть и родиться вновь. Я сказал свое слово, и слово это станет спасением или гибелью многих, станет криком младенца и последним вдохом старика. Здесь я сделал свой шаг и начал свой Путь».
Казалось, чей-то голос в голове повторял вместе с ним его литанию, его молитву, его присягу. Глаза смотрели в никуда, желая увидеть все.
Он сидел на коленях, ожидая всего, ожидая, когда откроется чей-то рот, чтобы дать команду «огонь», ожидая мгновенной реакции своего тела, движения, нажатия на спусковой крючок, снова движения и так до конца, пока все не замрет. Ему было наплевать. Он ждал…

Добавлено (01.04.2010, 13:49)
---------------------------------------------
…Городские ворота со скрипом отворились, вышло несколько человек, осторожно приближаясь к нему.
«Четверо. Левый и правый идут чуть впереди, стволы автоматов вниз, рука на спуске. Уверенны в себе, напряжены, но без агрессии – уже хорошо стрелять сразу не будут. Внимание явно обращено на третьего с лева – тот двигается уверенно, рассматривает меня. Оружия в руках не держит, значит в случае чего будет двигаться назад и вправо, чтобы не мешал четвертый. А четвертый, самый крупный, идет совсем уж нагло: в руках шотган, хороший, хищный такой на вид («Моссберг» какой-то что ли ?). Правда эта штука на расстоянии и в темноте тебя не сильно-то спасет, медвежонок. Спокоен, уверен в себе, молодец. Все четверо люди, уже проще. Лидер явно тот третий!»
Остановились они метров за десять-девять до Снерха, и он, не дав им раскрыть рты первым, четко, без заминки выдал заученную и отрепетированную фразу.
Эпитафию… Мольбу… Или… эпиграф?
- Я парламентер вольного наемного взвода тяжелой огневой поддержки «Ловцы Пламени». Я здесь для переговоров с главой города, относительно предоставления нами разовых услуг в обороне территории вашего города.
Несколько заумно, но ритм и тембр поставлены верно – дойдет и до самого тупого (не сразу, правда). Дойдет, что надо, очень надо позвать умного дядю – пусть сам разбирается…
Маски носили не все, но лица их все равно было различить довольно трудно – в спину «встречающим» били прожектора, но по ответу Снерхаст все понял – его ждали.
Лидер этих четверых (теперь в этом сомнений не было) повернулся к типу с шотганом и сказал:
- Позови Вайнберга.
Четвертый «конвоир» кивнул, отошел чуть назад, приспустил шарф, укрывающий от холода рот и что-то забормотал.
Снерх продолжал ждать. Холод явно давал о себе знать, но гораздо больше раздражали направленные со всех сторон взгляды, прожектора и стволы. Снег и ветер сжимали колючей лапой ноги, расслабиться было нельзя, а от общего напряга все вокруг просто жужжало. Парламентер ждал.
«Жопа уже затвердела как лед. Как там - впустит, пристрелит, на х… пошлет?».
Эта старая шутка (шутка ли?) была как нельзя кстати. Как всегда. Стоят четыре здоровых мужика посреди заснеженного поля, все такие из себя в свете прожекторов, при стволах и в полном недоумении. А пятый сидит перед ними на коленях: спина прямо, голова чуть опущена, задница и лицо замерзли. Просто идиллия.
Правда из-за мороза не сосредоточишься ни на чем кроме происходящего, и это спасало от противно липких взглядов вокруг. Как же я люблю свою холодную пустую «скорлупу». Только я и Я…

Добавлено (01.04.2010, 13:50)
---------------------------------------------
…Вайнберг вышел из ворот один, весь напряженный, может даже испуганный. Он вперился взглядом в сидящего на снегу Снерха так, что охрана, словно почувствовав, расступилась, едва послышались его шаги.
«Нервничаешь Хербус? И правильно! Погоди, главное не бойся и не злись, мы тебя вылечим…».
Он вышел вперед – в шерстяной шапке, без «намордника» (зато при бороде) - остановился перед своими, словно показывая, кто здесь хозяин.
- Ты парламентер?, - голос у него низкий, с хрипотцой, - пройдем, переговоры лучше вести внутри. Мы вас уже ждем.
Он развернулся и пошел в город. За ним, поначалу пятясь двинулись и его приближенные. Снерхаст молча встал, и двинулся вслед.
«Ждете, говоришь? Ну уже легче…».

…А город просто кипел. Всюду копошились люди, что-то делали тащили. Парламентер шел за главой поселения, с интересом глядя по сторонам. Один из охранников переместился ему за спину, следя за каждым шагом. Кстати, почти никто кроме стражей на процессию не отвлекался – у всех было какое-то занятие.
Яркие сварочные брызги с шипением впивались в утоптанный снег, вторя целому рою самых разных звуков, сопровождавших бешенный темп рабочего процесса.
Закончив крепить опору стены, дворф в техвизорах, торопливо сворачивавший рукав вакуумного компрессора, обернулся на оклик худощавого паренька в длинной грязной, местами пропаленной куртке.
- Ма-астер Хогнар, у Варга аппараты стали, редукторы замерзают, не можем листы сверху закрепить! А термоэлементы мы все спалили уже.
Дворф укрепил рукав на базе аппарата, снял техновизоры и весьма выразительно глядя на парня, довольно грубо проорал:
- Леша, я тебя учить должен, ёбт? Свяжись с «пропеллерами», пусть дадут температуры вам на три-четыре минуты, и баллоны потом катите в тепло, пока все не рэпнули к е…ям! Мне еще две опоры проверить, вы уж без меня как-нибудь там. Понял?
Парень резво закивал и споткнувшись о сугроб, нырнул в поток людей.
- У-у, карха наршад, недоумки хреновы. Ну ничего им нельзя доверить…
Дворф потолкал базу куда-то дальше, не прекращая ворчать, а Снерх направил взгляд на нескольких юнцов, тащивших ящики с боеприпасом для пятнадцатимиллиметрового пулемета, в сторону пока еще пустующих огневых гнезд.
«Зачем? Из гаубицы по суркам, говорите? Да уж нет, скорее с точностью до наоборот».
За ними к воротам два орка несли стопки «блинов» противотанковых мин, кряхтя и чертыхаясь.
Все вокруг крутилось, торопилось, ругалось матом. Костры придавали окружающей атмосфере еще более диковатый оттенок из-за безумной пляски теней на земле. Снерх и его сопровождающие шли вперед, к виднеющимся впереди силуэтам стадиона.
Идея «строить» город вокруг стадиона была довольно неплоха. Ну чем, в самом деле не крепость? Высокие укрепленные стены, снайпера на прожекторах, еще б мобильные огнеметные станки по всему кругу. От внешней или внутренней агрессии отобьются, хотя… Эх, человеки…
Снерх понемногу согревался, и вместо дубового холода внутри проснулась злоба. На этот поганый муравейник, на его «верхушку», на перепуганную охрану города, весь этот поганый мир, где «все с подогревом». Все. Все на свете. Так, нормально, раж перед боем, спортивная тихая ярость, посреди которой купалась ледышка сознания.
«Еще чуть-чуть и все».
Под ногами изредка, еле-еле чувствовалось содрогание тоннелей тепловых линий, по которым неслись потоки горячего воздуха ко всем важным точкам в окрестностях. Спасительное тепло, согревающие пласты. Дыхание города.
Они подошли ко входу в «ядро», сердце. Два закрытых пулеметных рубежа берегли покой «отцов» Вестрога. Здесь даже было немного тепло но холод, черный холод исходил от этих самых двух тяжеленных «браунингов», пялящихся своими стволами в ночь.

Добавлено (01.04.2010, 13:50)
---------------------------------------------
Впереди без заминки распахнулись широкие двери, впуская делегацию внутрь хорошо освещенного «предбанника», из которого дальше вел немного хуже освещенный широкий коридор.
Шаги идущих впереди гулко раздавались в стенах широкого холла стадиона, изредка хлюпая в грязных лужах.
«Интересно, они здесь убираются, или такой срач в порядке нормы?».
Его вели долго по коридорам и лестницам, мимо десятков дверей с выцветшими надписями. Повороты, стены, горы хлама, трубы, какие-то плакаты…
Свои очки Снерх снял сразу, а теперь, отогревшись он снял теплую маску, перчатки, и запихнул за пояс. Нормальная температура явно поддерживалась лишь в одном направлении, и из некоторых темных коридоров и поворотов веяло холодом и затхлостью. Он провел рукой по коротко стриженным черным, с пока еще редкой проседью, волосам, наслаждаясь слегка непривычными ощущениями наконец «свободно вздохнувшего» лица.
Когда это маленькое путешествие уже начало его утомлять группа подошла к широкой стальной двери и остановилась.
- Оружие можете оставить здесь, - вполне однозначным тоном сказал Вайнберг, указывая на лавку у входа.
На ней сидел молодой парень, носивший свою маску на голове на манер шапочки, и выжидательно глядел на Снерха.
Тот молча стянул карабин, вынул из кобуры пистолет и положил, как всегда не без легкого сожаления, на лавку. Как-то оно холоднее и тоскливее без этих кусков металла, но… Но, хех, кто им сказал, что это все черт возьми?!
Парень на лавке бросил мимолетный взгляд на оружие, не пытаясь даже протянуть к нему руки. Это хорошо! Молодец.
- Прошу вас!
Вайнберг распахнул дверь и вошел внутрь первым. Охрана нехотя пошла обратно по коридору, оставив в одиночестве сторожа снерхового добра. Хотя судя по разнообразию, новизне и качеству обмундирования «сторожем» его Снерх назвал бы с натяжкой. Скорее Почетным Хранителем.
«Ага. А по нечетным он кто? Ла-адно…».
Парламетер надел на себя свою фирменную каменную рожу и шагнул вперед.
Вайнберг в это время занимал свое место за массивным дубовым столом по центру комнаты. Кроме него там уже сидели еще пять человек и с интересом рассматривали гостя. Ближе всего к двери стоял единственный свободный стул.
Окон в комнате не было отродясь, но хорошее освещение позволяло вершить судьбы людей и города, чем здесь, несомненно, и занимались. Из другой утвари у стены, рядом с какой-то другой дверью, стояла старая школьная доска. Все.
«Значит ждали все-таки. Ну просто классический вариант, спору нет. Ходя и далеко не самая хреновая классика».
Снерхаст захлопнул за собой двери, подошел к стулу (вот гандоны, все-таки спиной к выходу – страхуются) и снял свой рюкзак.
- Пожалуйста присаживайтесь, все уже собрались.
Снерх занял свое место, опустив рюкзачок рядом. У всех изо рта и носа валил пар и раздеваться из присутствующих никто не стал. Видать, хоть и все четыре генератора работали на полную катушку, мощностей сегодня не хватало.
Вайнберг начал представлять остальных.
- Значит, здесь сейчас присутствуют господин Лесниченко, начальник охраны внешнего периметра (высокий крепкий мужик на вид лет сорока пяти-пятидесяти, с аккуратной бородкой; сидит по правую руку от Вайнберга, барабанит пальцами по столу, левша). Вот он-то тут не даром свой спирт пьет! Наслышаны, знаем-с – штурм Авар-Миннота, снайпера-лыжники Четырех Озер.
«Как его звать-то? Алексей? Нет, Саша! Точно – Александр Лесниченко!».

Добавлено (01.04.2010, 13:51)
---------------------------------------------
Снерх ответил на кивок старого вояки и перевел взгляд на следующего.
- Господин Насен, его заместитель (значительно помладше, азиат с хитрыми черными глазами, в очках), - Санджи Кай, начальник охраны внутреннего периметра. Кай? Имперец что ли? Вот так дела… Кай холодно, медленно кивнул Снерху, от чего у того по спине пробежали мурашки.
«Вот это уже совсем плохо. Его здесь быть не должно!». Кай, словно слыша его мысли ухмыльнулся, глядя прямо в глаза. От вида гладко выбритого подбородка имперца становилось холодно (рожу не щиплет-то ему на улице?), да и блестящие черные волосы, заплетенные в толстую косу выглядели здесь довольно экзотично.
- Это Делиар Саросса и Андамир Варнески, первый и второй инженеры Вестрога (вежливые кивки). К сожалению мастер Хогнар, наш старший инженер, не смог присутствовать лично – он сейчас на стенах.
Снерхаст кивнул. «Ну да, куда ж такому городу без дворфа-технолога. Если б не он, тут бы уже заснеженные руины под ветрами стонали».
Вайнберг замолк, подвинулся поближе к столу и немного подался вперед.
- Теперь мы готовы выслушать и обсудить ваше предложение.
«Выслушать и обсудить…».
Снерх встал и отодвинул свой стул немного назад.
- Я - Снерхаст Нантаор, парламентер вольного наемного взвода тяжелойогневой поддержки «Ловцы Пламени». Вы уже располагаете информацией относительно того, что грозит вашему городу, но все же я прошу выслушать меня до конца.
Снерх достал из сумки теплый лэптоп, вынул его из чехла, включил его и продолжил. Взгляды «отцов» города сразу прилипли к компьютеру, и он мысленно усмехнулся – штука с хайтековской машинерией всегда работала стопроцентно.
- Около месяца назад в шахтах у северного края Алых Холмов произошел инцидент, в результате которого возникла биоактивная аномалия, которая известна под названием «ползучий курган», «шэмблин маунд» или «амонгорот».
Он опустил глаза к уже закончившему загрузку компьютеру, пару секунд поелозил пальцем по тачпэду, и развернул машинку экраном к «зрителям». Один из инженеров полез за очками, а все остальные прямо таки пожирали глазами экран.
- Это снимки с нашего спутника, - Вайнберг и Кай переглянулись, - сделанные неделю назад. То, что вы видите на экране – все, что осталось от Нового Арноста, ваших ближайших соседей. Простите - бывших.
Снерх сделал паузу, взглянул на хмурые напряженные лица, рассматривавшие черное пятно посреди серого снега. Он щелкнул «пробел» и на экране появилось новое изображение. На нем были руины какого-то города, буквально слизанные с поверхности. Через огромную кучу каменного крошева тянулся длинный след, как будто какой-то гигант неосторожно шаркнул ногой по земле.
- Эти камни – останки форта Арн. Я думаю вы, господин Вайнберг, представляете себе его архитектуру, так что обратите внимание на ширину следа, оставленного «курганом».
Вайнберг не отрываясь от изображения отрывисто кивнул. Снерх снова щелкнул «пробел». Огромное грязное белое поле. Сверху – нечеткое черное пятно, от которого на юго-восток ведут четыре широких полосы. На самом конце этих «шлейфов» крупные черные точки разной формы, одна почти в три раза крупнее остальных движутся в сторону рисунка, в котором угадывается старый разрушенный город. Вестрог.
- Деление произошло через сутки после того как курган отошел от города. Каждая из единиц своей критической массы достигнет нескоро, так что растут они быстро. Прошу заметить, что их четыре, что случается крайне редко. Впрочем сам амонгорот явление редкое.
Он замолчал. Инженеры о чем-то шептались с Вайнбергом, бывший имперец и Лесниченко о чем-то всерьез задумались, остальные же вперились глазами в изображение.
«Похоже их впечатлило… Ну что ж, попробуем…».
- Мы готовы предложить вам свои услуги, - когда Вайнберг наконец поднял глаза, продолжал Снерх, - именно вам первым, поскольку только сейчас мы располагаем достаточными сведениями обо всем этом, и готовы действовать.
- И разумеется за определенную плату?, - Насен криво ухмыльнулся, за что получил неодобрительный взгляд со стороны Лесниченко.
- Разумеется, - он посмотрел прямо на главу города и заговорил чуть более низким тембром, медленно произнося слова и окончания предложений чуть выше. – Сейчас, здесь, под Вестрогом работают четыре CTX-генератора NIT-32A18. Нам известно, что через одиннадцать дней из Вельдерштайна к вам будет доставлен еще один. Так вот за свои услуги мы просим, - на этом слове он слегка улыбнулся, - один из действующих.
«Ну вот, пошла волна».

Добавлено (01.04.2010, 13:51)
---------------------------------------------
У техников полезли глаза на лоб, Кай весело скалясь откинулся на спинку стула, скрестив руки на груди. Вайнберг нахмурил брови и уперся глазами в стол.
Главное сейчас было отвлечься от этого муравейника мыслей, от всей этой малопонятной каши. Пусть, пусть думают, решают, отцы города, бля.
«Меня тут пока нет, я вышел».
Кай посмотрел на Вайнберга, рыскающего глазами по столу. Тот выдохнул и поднял глаза на имперца. Тяжело так поднял. Устало.
Санджи Кай поднял брови и все также улыбаясь кивнул. Мол «что уж тут, он все знает и он прав».
Снерхаст стоял и ждал. Ждал пока опять все не обратятся к Вайнбергу с вопросом. И вопрос «созрел». Наконец.
Вайнберг встал и хрипловатым голосом, глядя в грудь Снерху медленно, словно выдавливая снова сказал.
- Господин Нантаор, нам необходимо обсудить детали. Вы понимаете, что своим предложением вы застали нас врасплох. Я прошу…
- Я подожду в коридоре, если вы не против.
Вайнберг медленно кивнул и сел на свое место.
Снерхаст повернулся и направился к выходу.
Пусть подумают. Это полезно.
Выйдя за дверь, он оставил резко поднявшийся в комнате шум за собой, и окунулся в прохладную атмосферу коридора. Звуков за дв


А у нас сегодня кошка
Родила вчера котят
Они с копытами и крыльями
И чешуёй до пят
Не хотят лакать из блюдца
У соседей тырят скот
Мне сдаётся, их папаша -
Не совсем нормальный кот
 
OlwenДата: Вторник, 06.04.2010, 10:33 | Сообщение # 3
Генерал-лейтенант
Группа: Администраторы
Сообщений: 629
Награды: 7
Репутация: 5
Статус: Offline
Есть предложение пригласить автора на сайт

ты увидишь, как я заплачу,
услышишь, как я закричу...
но мертвой меня НИКОГДА не увидишь -
Я УМИРАТЬ НЕ ХОЧУ!!!
 
ТалаДата: Вторник, 06.04.2010, 10:44 | Сообщение # 4
Группа: Гости





Ага. "За" обоими руками. Или четырьмя лапами, как там защитывается голосование? А к Ryan просьба: не обрывать интересный текст на полуслове, хоть до точки дойти стоит, а?
 
RyanRothaarigДата: Вторник, 06.04.2010, 12:56 | Сообщение # 5
Полковник
Группа: Модераторы
Сообщений: 204
Награды: 1
Репутация: 2
Статус: Offline
вот и я бы с удовольствием, но при отсутствии комментирующих форум творит чудеса! у меня не влезает полностью текст, получается кагбе я сама себе отвечаю, и это не отдельные посты, а добавление, почему-то. В определенный момент максиму исчерпан - вот и на тебе обрыв на полуслове (((((

Добавлено (06.04.2010, 12:50)
---------------------------------------------
продолжение:

Выйдя за дверь, он оставил резко поднявшийся в комнате шум за собой, и окунулся в прохладную атмосферу коридора. Звуков за дверью здесь было почти не слышно, да и незачем это все слушать.
Паренек все так же сидел на лавке, прислонив затылок к стене и прикрыв глаза. Ну просто идол усталости и умиротворения.
Снерх подошел и присел рядом с ним, также опершись о стену. Страж даже не пошевелился и ничего не спросил.
«Хм. Не нервничает. Молодец. С их стороны было рискованно отпускать меня к моему арсенальчику… Значит он чего-то стоит».
Снерхаст тоже расслабился. Хоть на секунду. Хорошо, блин, хоть кто-то тут не дерганый в край. Интересный малый, все-таки. Хм… А может… Эти скрещенные тонкие пальцы, да и запах… Пахнет в основном от одежды… О как…
Снерх весело щурясь повернул к своему «соседу» голову.
- И как так получилось, что ты работаешь под имперцем? Хм… Заместитель начальника охраны внутреннего периметра, так ведь?
Парень улыбнулся, повернул к Снерху голову.
- А ты сообразительный. Что, уши так заметны?
Он ухмыльнулся.
- Да нет, просто я чаще других сталкивался с полуэльфами. Или ты про уши заместителей начальников?… Шучу… Но все-таки - как так вышло? Будь на твоем месте Перворожденный… его бы здесь уже не было. Хм… Это я загнул уже.
Полуэльф, улыбаясь, неопределенно качнул головой и чуть наклонился вперед.
- Да вот так получилось, парламентер, так получилось. Война давно закончилась, а зов крови меня не заставляет вцепиться к нему в глотку. Хотя этот полубритый кровопийца меня не радует… Наплевать… Да и какой он мне начальник – телохранитель Вайнберга, скорее.
Снерх почесал заросший толстой щетиной подбородок.
- Все равно - глупо со стороны Вайнберга ставить тебя ему в подчинение… А он не такой уж и дурак вообще-то. Так в чем дело? По логике вещей он-то так и должен сидеть в той комнате, - Снерх качнул головой в сторону двери, за которой шел горячий спор, - а ты должен был бы не страховать их снаружи и не сторожить мои стволы, а идти куда-нибудь по тундре, отпустив себе бороду, чтобы не бросаться в глаза. Ты кстати специально не бреешься, чтобы побесить этого ублюдка?
Полуэльф рассмеялся и протянул Снерху руку.
- Андаэм. А ты хорош, парламентер - от снега в лицо еще не ослеп окончательно.
- Так я ж очки специальные ношу.
Полуэльф хохотнул, подавился грудным кашлем.
«Крепко видать простыл, ушастый», - подумал Снерхаст.
Этот малый ему понравился. Особенно из-за всей той атмосферы, что сейчас калилась за дверью. Хотя какой он «малый»… Этот окрещенный пожалуй вдвое его старше будет.
Полуэльф, отдышавшись, замер на мгновение и кивнул Снерху на дверь.
- Пора тебе, парламентер. Может свидимся еще как-нибудь.
- Это вряд ли, - вставая с потеплевшей лавки сказал Снерхаст, - это вряд ли.
Эльф ухмыльнулся и надвинул на голову шапочку.
- Не загадывай.

Добавлено (06.04.2010, 12:50)
---------------------------------------------
Снерх сделал шаг к двери, когда она распахнулась. Кай, стоящий на пороге нахмурился, увидев прямо у себя перед собой переговорщика, хмуро посмотрел на Андаэма, лицо которого опять приняло отсутствующее выражение и вернулся в комнату.
Внутри было все же значительно теплее, а эмоции от прошедшего спора прямо таки висели повсюду, словно космический мусор на орбите.
Снерхаст пропустил вперед имперца, сел на свой стул и ожидающе посмотрел на Вайнберга.
Тот кивнул, легонько водя ногтем по столу.
- Мы согласны на ваши условия. Только имейте ввиду, господин Нантаор – вы заберете не самый новый из генераторов. И только после того, как все закончится, иначе мы не сможем контролировать периметры.
Снерхаст медленно кивнул, глядя в стол.
«Ничего другого и не ждал, дружище»
- Хорошо. Только наш техник выберет самую изношенную установку. Конечно, при участии, скажем, господина Сароссы.
Техник закивал, снимая очки.
- И внутренний периметр – это ваша забота, а за внешний не волнуйтесь – ваши силовые установки здесь не причем. Просто снизите подачу тепла на жилые кварталы, или что-нибудь вроде того – мне не важно.
Снерх полез в рюкзак и извлек свернутые трубкой пару листов бумаги, заполненные печатным текстом.
- Пожалуйста распишитесь, господин Вайнберг. Если вас, конечно все устраивает.
Городской глава удивленно посмотрел на Снерха, разгладил на столе листы бумаги, пробежал глазами по ним, время от времени кивая головой, протянул к Варнески руку. Тот засуетился, хлопая себя по карманам толстой куртки, наконец извлек обыкновенный цинк-тертониевый грифель, залитый в железо.
Вайнберг взял грифель и его рука замерла над листами.
- Как вы уже поняли по бланку и печатям, третья копия договора будет храниться в делах корпорации «Дувраг Эдайн», в головном офисе в Новом Авалоне. Я также являюсь их полномочным представителем, но сделка заключается от имени «Ловцов». Так что конфликтов не будет.
Кай смотрел на Снерха с нескрываемой иронией поглаживая подбородок без намека щетины.
«Если б ты, урод, себе косу на подбородке ритуальную оставил, на своей кривой роже, я б тебе ее гвоздеметом к мошонке присандалил», - подумал Снерхаст мягко улыбнувшись имперцу.
Вайнберг кивнул. Три быстрых росчерка на бумагах, и он встал из-за стола.
Росписи Снерха были уже на всех копиях, как и росписи и печати гильдмейстера «Дувраг Эдайн».
- Один момент, господин Вайнберг. Вашу печать пожалуйста. Торговую.
«Отец» Вестрога, не двинув ни единым мускулом лица (браво!), достал из кармана небольшой металлический цилиндр, приложил его по очереди ко всем копиям, нажимая каждый раз на кнопку сверху.
После каждого такого действия на бумаге оставался круг с гербом города – цветок пламени с четырьмя лепестками, заключенный в два кольца, и надписи «Вестрог» на четырех языках по кругу. И невидимый, намертво въевшийся в листок легенький изотоп. С просто неповторимым излучением. Если его конечно хранить в соответствующих условиях.
Снерх эти условия обеспечить мог: свернутые бумаги уютно легли в небольшую трубку, тот час закрытую крышкой.

Добавлено (06.04.2010, 12:50)
---------------------------------------------
Снерх взглянул на Вайнберга, с интересом наблюдавшего за процессом.
«Хех, подавись своей изометкой. Такого ты еще небось не видел».
Он медленно потянул за колечко на дне трубки. Раздалось легкое короткое шипение и крышку прижало еще сильнее.
Кай, и без того напрягавшийся с каждым «походом» Снерхаста в недра собственного рюкзака, после этого вообще рывком подался вперед. Руки его скользнули под стол, а с лица пропала та мерзенькая улыбочка, уступив место какому-то неживому безразличию. В глазах, таких же светло-карих как и у Снерха, чувств тоже читалось чуть меньше чем у покойника.
«Ух…».
Вайнберг напряженно глядел на трубку, будто ожидая, что сейчас из нее вылезет по меньшей мере десяток ледяных саламандр.
«А если б я оттуда гранату достал?»…
…Глухой смех Лесниченко поставил точку. Он сидел, переводя взгляд то на парламентера, то на имперца, то на Вайнберга. Кай откинулся на спинку стула, лицо его приобрело более связанное с жизнью выражение, и он с недоумением посмотрел на Александра.
Здоровяк вытер затерявшиеся среди морщинок слезы, еще пару раз хохотнул, сделал глубокий вдох.
- Ффуу… Тайм аут, мужики… Гыы… Я ж немолодой уже, нельзя так. Для не оценивших шутку – в руках у господина Нантаора всего лишь фельдъегерский контейнер. С вакуумным затвором правда. Н-да…
Снерхаст с несколько напряженной улыбкой кивнул Леснику (точно, вот как про него говорили), опустил контейнер в рюкзак, убрал туда же лэптоп и начал возиться с застежками.
Вайнберг кашлянул и встал из-за стола. Снерх успел увидеть, как он вытирает вспотевшие ладони об штаны, и спешно сует руки в перчатки.
- Э-э-э… Тогда я полагаю, что это все. Когда ждать ваших людей? Что-то нужно еще подготовить?
- Сейчас я попрошу вас провести меня на улицу, чтобы я мог выйти с ними на связь. Ждать мы их будем сколько нужно – будьте спокойны, опозданий не будет. А остальные организационные вопросы решим на месте.
Вайнберг кивнул и повернулся к имперцу.
- Санджи, проводи пожалуйста.
- Я проведу, Хербус, - Лесниченко встал со своего места и подошел к Снерху.
Лицо имперца снова не дрогнуло – проводил он парламентера разве что глазами, и Снерхаст мысленно поставил ему еще одну галочку.
Вайнберг молча пожал плечами.
Парламентер закинул шмотник за спину, повернулся ко всем:
- Всего доброго.
Лесниченко открыл перед ним дверь и пропустил вперед.
Они вышли в коридор, полуэльф уже стоял рядом с лавкой.
- Берите свои вещи, одевайтесь, в общем готовьтесь, я жду вас направо по коридору. Ан, зайди к Вайнбергу.
- Хорошо, Александр Димыч.
Снерх подмигнул полуэльфу - Андаэм кивнул в ответ и скользнул в комнату, закрыв за собой дверь.
Лесник потопал по коридору на выход, а Снерхаст натянул на макушку свою маску и, не спеша, начал застегивать поплотнее одежду. Пистолет нырнул в кобуру, карабин за спину стволом вниз. Снерх проверил не грюкает ли чего в рюкзаке, пару раз подпрыгнул, и, довольный результатом, затрусил по коридору догонять Лесниченко.
Для этого пришлось поторопиться – громкий стук от его шагов слышался уже довольно далеко по коридору. Судя по всему, при каждом шаге Лесник сильно «приземлял» пятки на пол. Как по льду.
«Знакомая такая привычка, - подумал Снерхаст улыбаясь».
Когда за очередным поворотом показалась спина начохраны, Снерх сбавил темп. Посреди, на старой камуфляжной куртке Лесника была нашита какая-то черная полоска ткани, на которой парламентер в тусклом свете ламп еле различил четыре выцветшие, когда-то золотистые буквы. Этот язык он знал смутно, а слова такого не помнил вообще - «СОБР».

Добавлено (06.04.2010, 12:51)
---------------------------------------------
Они поравнялись, Лесниченко повернулся к нему и, хитро щурясь, спросил:
- Ну, и зачем такой театр с этим твоим контейнером было устраивать? Головатые-то наши в штаны наложили по полной программе, а имперец тебя вообще чуть не пристрелил. Рискуете по мелочам, молодой человек!
Снерх пожал плечами, глядя, как его собеседник топает вперед, с силой «приземляя» на пол пятки ботинок, словно идя по утоптанному скользкому снегу. В общем-то Лесник был прав – парламентер заигрался.
«Фокусник херов…».
Лесниченко закурил, зажав сигарету зубами и начал натягивать перчатки.
«М-да. Пристыдил как пацана, согласен».
Неожиданно для себя он задал вопрос, всплывший где-то далеко в уголках памяти.
- Александр Дмитриевич, а вы знали Барса?
Лесник пыхнул сигаретой и, глядя вперед и, щурясь от едкого дыма, кивнул.
- Знавал.
У Снерхаста брови поползли вверх.
«Ух-ты!».
В повисшем молчании мысли бешено заметались у него в голове.
Барс… Человек-легенда, о котором шепотом говорили по вечерам за кружкой спирта со времен войны Четырех Озер. Спасение и проклятие Авар Миннота. Сам выходец оттуда, благодаря ему под лед ушло две третьих этого города. Полторы тысячи человек, включая и мирное население. А судя по слухам, еще и все сыновья одного из самых старых и уважаемых эльфийских родов… За одну ночь он внес весомый вклад в количество жертв войны, которая шла больше чем три года…
Говорили, будто Барс очень буквально понял (и воплотил) смысл поговорки «Цель оправдывает средства». Война тогда была окончена…
Вот только спрашивать об этом что-то всем не хотелось. Да и смысл вряд ли был – не рассказал бы Лесник ничего.
- Александр Дмитриевич, а правда, что он стихи писал?
Вот какого угодно вопроса старый наемник не ожидал, так это такого. Он остановился, с недоверием вглядываясь в лицо Снерхаста, потом выплюнул окурок на пол, и двинулся дальше.
- Это тебе кто еще рассказал?
- Взводный наш, Вальвиг Талис, знаете такого?
Очередь удивляться снова перешла к Леснику.
- Вал? Полковник Вальвиг Талис? И как этого старого головореза еще земля носит?! Что все так же шмалит как паровоз, старый хрен?
Снерх смутился.
- Нет, бросил он давно. И нам все время э-э-э… советует.
Лесник громко засмеялся.
- Вот говнюк! Меня главное присадил, а сам… Полковник – взводный. Гыы…
Впереди уже была видна дверь наружу и ярко освещенный тамбур. Они опустили шерстяные маски. У начальника охраны она оказалась не с одной широкой прорезью для глаз, как у Снерха, а тремя небольшими – для глаз и рта. Защитных очков он, по видимому, не носил.
- Привет старику от меня передай, не забудь, ладно, сынок? А стихи он и правда писал. Только читать потом не любил.
Лесниченко навалился на тяжелые двери, Снерх сделал глубокий вдох и закрыл глаза. Через мгновение в лицо ударил порыв все так же холодного ветра. И шум. Снова тот же шум, голоса, стук. Такое ощущение, словно их кто-то вытолкнул в другой мир, вытолкнул грубо и бесцеремонно из такого приятного, уютного тепла и тишины в злой, колючий, холодный Его Императорское Величество Бардак.
Стволы пулеметов учтиво указывали дорогу к выходу.
Они шли обратно, в сторону городских ворот. Лесниченко пару раз отходил к кому-то из своих людей и парламентеру приходилось его ждать. Пока Лесник раздавал команды, Снерх глазел по сторонам, разминая опять начавшую ныть шею.

Добавлено (06.04.2010, 12:51)
---------------------------------------------
«Хлебнуть бы «антифриза», так… Придется потерпеть».
Они уже почти подошли, когда его спутник в очередной раз попросил его «подождать секунду». Снерхаст кивнул и стал рассматривать того же дворфа-технолога, которого он видел по дороге на «собеседование». В этот раз он стоял что-то объясняя своему соплеменнику, при этом, с како-то жутковатой легкостью, орудуя двенадцатикилограммовым гидравлическим ключом в качестве указки. На его шикарной рыжей бороде проседь невозможно было отличить от комьев налипшего, полурастопленного дыханием снега.
«Колоритно… Наверное еще тот авторитет».
Дворф закончил свою тираду, хлопнул ручищей по спине собеседника и, видимо почувствовав чужой взгляд, повернулся к Снерху.
Снерх учтиво кинул, на что дворф фыркнул, став при этом на мгновение похожим на довоенный паровоз, развернулся и затопал прочь.
- Надеюсь теперь все! Пойдем!
Лесниченко уже стоял рядом. Они продолжили путь, а до Снерхаста сзади донеслись очередные рекомендации мастера Хогнара.
- …Да что ты мне эту железку в бороду тычешь, тюлень безмозглый?! Бегом на склад за новой! Согреешься заодно. Лучше б тебе боги мозгов вместо роста дали… А ты чего смотришь?! Работай давай, чтоб через пять минут назад было готово, а то буду об твой котелок ключ этот чинить…
Ворота были приоткрыты, у них сновал народ, расчищая остатки снега. Лесниченко повернулся к Снерхасту и спросил:
- Что дальше скажешь? Тебе что-то еще нужно, сынок?
Снерх снял рюкзак, и, присев на одно колено, запустил руку в боковой карман.
- Александр Дмитриевич, людей у северо-западной стены, снаружи, можете убрать – мы там все сами расчистим. Когда колонна будет на подходе распорядитесь дать больше тепла на внешнее кольцо – лучше будут работать наша техника. И еще – надеюсь ваши минные заграждения…
- Я уже дал приказ отменить минирование. Хербус перестарался…
Снерх кивнул, и, стянув зубами одну перчатку, извлек из рюкзака сигнальный пистолет и снаряд, свинтил у последнего колпачок и принялся возиться с каким то механизмом внутри. Лесник с интересом наблюдал за этим процессом, гадая успеет ли парень справится со своей задачей прежде чем у него замерзнет рука. Успел.
Снерх зарядил пистолет, встал, поднял руку вверх и, отвернувшись от ствола, надавил на спуск. Пистолет хлопнул, что-то с едва слышным шипением унеслось в ночное небо. И все. Лишь пару секунд спустя удивленно рыкнул и поднял голову вверх один из тех двух орков, таскавших мины.
Лесниченко повернулся к нему. Орк с озадаченным выражением лица пялился в темные небеса, потом что-то пробормотал на своем языке, и, пожав могучими плечами, вернулся к своей работе.
Начальник охраны скалясь сквозь маску посмотрел на Снерха.
- Ультразвук? Хороши, ребятки, - покачал он головой, - ни одна собака не тявкнула. Мощность подобрал, да?
Снерх промолчал, одевая снегоступы.
«Я ж не спрашиваю как вы с потоками воздуха под городом так колдуете».
- Я иду намечать колонне трассу, потом останусь на передовых наблюдательных. Скорее всего, Александр Дмитриевич, мы с вами больше не увидимся – я свою работу сделал.
Лесниченко покачал головой и протянул ему руку.
- Удачи вам.
Снерх пожал ему руку.
- Уж если нам не повезет, то…
Он развернулся и направился к выходу из города, но через несколько шагов Лесник его окликнул.
- Знаешь сынок, - Снерхаст щурясь обернулся, - Барс считал, что удача – штука строго определенная.
Снерх на секунду задумался, кивнул начальнику охраны и пошел дальше.
«Особенно в моем случае, Лесник, особенно в моем случае…».

Добавлено (06.04.2010, 12:51)
---------------------------------------------
Любой нормальный человек, знакомый с подобными вопросами, скажет, что вести колонну в зиму, ночью, по неизвестной «полугородской» местности просто невозможно. Да и днем от техники поднимаются такие тучи снега, что с пяти метров не поймешь, когда ведущий начнет тормозить, а когда поворачивать.
Вот только здесь нормальных людей нет, да и к его колонне это правило не относилось. По другому и быть не может. Нет такого живого, который мог бы нарисовать для их езды такие карты. Нет такого спутника, который сможет 24 часа в сутки отслеживать постоянные изменения рельефа под действием стихии. Да и прежде всего, наверное нет в этом проклятом мире места где под колесами и треками не окажется снега.
«Разве что в боксах».
- Шеф ну можно, а?
Вальвиг Талис оторвался скорее от своих мыслей, чем от дисплея лэптопа, с картой окрестностей Вестрога, и повернулся к пилоту «Локомотива».
Шургот по прозвищу «Снеговик», орк-мутант, моляще «стрельнул» на него своими красными глазами, и снова продолжил вглядываться в освещенный мощными фарами зад машины ведущего колонны.
Вальвиг посмотрел на табло внешнего термометра, улыбнулся краешком рта и вздохнул.
- Ну хрен с тобой, давай…
- Хурр! Ну наконец-то. Пасиба, шеф, я тебя обожаю!

Он приподнялся в кресле, потянул один из рычагов над головой. Раздалось негромкое гудение – заработала вытяжка, выгоняя наружу воздух. В кабине стало ощутимо холоднее. Орк полез в карман, вытянул оттуда длинную сигару, клацнув челюстью откусил кончик, выплюнул его на пол.
Вальвиг лишь покачал головой. Шургот, бессменный пилот мобильного командного пункта был орком-альбиносом, мутантом. Абсолютно седой, у него на глазах не было век – только прозрачная пленка, словно у некоторых рептилий. Кроме того он почти не спал, и пилотом был от Бога. В свои сорок два года, что даже для простого орка было сущей ерундой, он с самого начала был водителем у «Ловцов». Вот только его страсть к не самым ароматным в мире сигарам была просто убийственной.
Орку, впрочем, так не казалось, и он, придерживая штурвал коленями, со смаком раскуривал «торпедку», как он сам их звал.
В динамик рации через статику пробился голос ведущего колонны, Олега.
- Ей, Снежок, шеф дал зеленый свет на папироску, да? Ну не увлекайся там сильно, зубастик, а то технички в твоем дыму заблудятся.
Шургот зажал клыками сигару, и взял в руки микрофон.
- А ну не гуди мне тут, утюг, а то подтолкну легонько.
- Ага, и габариты будешь сам доставать новые…
Талис поморщился – орк надымил уже порядочно, и вытяжка
справлялась с трудом.
- Я тебе такие габариты под глазами поставлю, когда вернемся – будешь впереди колонны бежать. Вместо «Утюга» своего. Гы-гы-гы…
- Разговоры, мальчики, - Вальвиг надел на голову свою «переноску».

Добавлено (06.04.2010, 12:51)
---------------------------------------------
Олег вел впереди колонны «утюг» - БМП с акустическим разрыхлителем снега. Он же был «радаром» - выискивал препятствия, скрывавшиеся под снегом, ему же пару раз и приходилось быть минным тралом…
У Вальвига на руке запищал хронометр.
«Время. Пора работать».
- Шургот, просыпаемся, час тридцать, - он сложил лэптоп, встал с кресла и пошел внутрь КП.
Орк тряхнул головой, от чего пепел с сигары устремился к полу кабины.
- Понял, шеф, работаем.
Шургот включил магнитолу, увеличил тягу вентиляции – ему с морозом было проще чем Вальвигу – и снова взялся за микрофон.
- Просыпаемся, мальчики и девочки, полтора часа до прибытия. Сегодня доставать вас буду как всегда я, так что улыбайтесь. Набрали дистанцию, 15 минут на диагностику, а пока послушаем музыку…
…Шургот отстукивал пальцами ритм по набалдашнику рукояти трансмиссии, представлявшему собой отполированный череп какого-то мелкого зверька с длинными зубами. Под зазвучавший из динамиков грубый голос не то орка, не то полуорка, а может даже и человека, колонна начинала оживать, греться, целеустремленно двигаясь вперед:
Wir waren namenlos
Und ohne Lieder
Recht wortlos
Waren wir nie wieder
Etwas sanglos
Sind wir immer noch
Dafür nicht klanglos
Man hoert uns doch
Nach einem Windstoß
Ging ein Sturm los
Einfach beispiellos
Es wurde Zeit…
Los!

Через пятнадцать минут музыку убрали и Вальвиг, стоя перед большим дисплеем пульта управления огнем, с все той же картой, включил рацию.
- Цепочка, статус.
Через пару секунд пошли доклады готовности от всех единиц колонны. Талис слушая их, подошел к одному из операторов, бывших рядом с ним командном пункте, бегло посматривал через его плечо на топоданные со спутника. В кабину к Шурготу из «кладовки» прошел, еще заспанный, штурман Зак. Нигфрим и Гаронд – штурмовики, оставшись там, проверяли стволы «жителей» командного пункта.
- Голова - да. Фон в норме, проходим в заводскую зону. «Утюг» выключил.
- Локомотив – да. Все в порядке, шеф.
- Техничка-1 – да. Готовы к выгрузке через десять минут.
- Техничка-2 – да. Не поспеваем за первой – обогреватель генератора
барахлит. Решим, плюс пять минут!

Добавлено (06.04.2010, 12:52)
---------------------------------------------
Талис посмотрел на часы.
«Опаздывает что-то…».
- Техничка-3 - да, «петли» в норме, к выгрузке готовы. Будем…
Доклад третьего прервал возбужденный голос Олега:
- Шеф, шеф! Сигнал есть! Зеленый свет, повторяю зеленый свет от Гостя! Сигнал 212.
У Вальвига отлегло от сердца. Сигнал 212 – парламентер был жив и давал знать, что согласие достигнуто. Оставался еще один шаг.
- Цепочка – продолжаем работать.
- Сопровождение-1 – да, курс по городу есть.
- Сопровождение-2 – да, готовы за первым.
- Понял всех, ожидать.
«Давай, Снерх, уходи оттуда».
Минута. Другая. Третья.
Сахида, оператор посмотрела на наводчика Вихмура. Тот кивнул, закурил
две сигареты и протянул одну Вальвигу.
Тот молча взял и сделал осторожную затяжку.
Как говорил покойный Рон, «от первого до второго сигнала можно».
Сейчас парламентер уходит из города, отрывается, пытается почувствовать возможную слежку, прячется. Каждый раз. Каждый раз, когда за свою работу «Ловцы» требуют такую цену. Каждый раз, когда из-за условий, выдвигаемых «Ловцами», есть хотя бы десятипроцентный шанс, что другая сторона откажется. Каждый раз, когда недельная разведка города не дает возможности удостовериться в том, что там кто-то не захочет получить их технику. Или не получит встречный заказ на сам взвод…
- Шеф, второй зеленый! Бл…, второй зеленый есть! Сигнал 211, повторяю - 211.
«Порядок. Ну, да помогут нам боги…».
Окурок упал на пол. Кольнуло в груди и сердце начало постепенно возвращаться в «нормальный» ритм «почти некурящего» пятидесятичетырехлетнего мужчины, командующего взводом самых дорогих наемников к югу от Озер.
«Правда этот человек ударом кулака и сейчас бы надолго вырубил какого-нибудь орка, не в обиду Шурготу будет сказано».
- Замыкающие, пошли. Готовность доложить.
- Есть «готовность доложить»…
Две последние машины начали отставать от колонны, постепенно набирая дистанцию друг между другом, а потом и ринулись в стороны, направляясь к будущим наблюдательным пунктам взвода.
Оставшиеся пять машин неторопливой змеей пробирались через руины старого города к стенам теперешнего Вестрога…

Добавлено (06.04.2010, 12:53)
---------------------------------------------
* * *

На северо-западную стену вывалили все кто мог – зрелище было завораживающим. Дозорные сначала сообщили о столбе снежной пыли, движущемся в сторону Вестрога. Потом стал различим свет прожекторов и гул двигателей. Но когда колонна подошла совсем близко – открыв рты глазели все, включая и повидавших всякое «отцов» города. А посмотреть было на что.
Сначала вперед вырвался не то бульдозер, не то танк, который за несколько минут, с жутким гулом крутясь в туче снега, раскидал, распылил, разогнал за долгие месяцы навалившую «белую площадь» между старым городом и новым так, что местами даже чернел давно лопнувший асфальт.
Когда он уже почти закончил свой странный танец, вслед за ним потянулось самое страшное «чудовище» - огромный, необычной конструкции грузовик, бывший «в прошлой жизни» то ли пожарным поездом, то ли еще черт знает чем. Лязгая треками задних осей, он подъехал близко – метров на сто к городской стене. Развернувшись вдоль нее, громогласно зашипев, он остановился, лениво качнув при этом турелью на крыше – стоявший рядом с Вайнбергом инженер вздрогнул. В свете городских прожекторов на «теле» грузовика были видны несколько закрытых бойниц, над одной из которых был немного коряво нарисован довоенный локомотивчик с паровым движителем.
Чуть поодаль от железного монстра и города устраивались три других, значительно меньших габаритами. Они долго возились, словно выбирая себе места поудобней, и, наконец замерли в одну цепочку с внушительным интервалом. Облепленный снегом «волчок» тоже замер недалеко от «вожака». А на крыше этого самого «вожака» тем временем появились два рога антенн и невесть откуда выросло «блюдце» спутниковой связи.
В один момент все вдруг ожило: из машин высыпали люди, начали выгружать какую-то технику – по большей части из трех малых грузовиков. Налаживалось освещение, вдобавок ко всем тем прожекторам, что приказал развернуть в сторону наемников Вайнберг. Грюкали какие-то баллоны, слышались команды, было видно, как из каждого меньшего грузовика выкатывают по трапу что-то «большое и тяжелое».
Хогнар, стоявший рядом с главой города убрал от глаз техвизоры и присвистнул.
- Хербус, мне такое только снилось и то лет сто–сто двадцать назад. Ладно – у них машины экранированы, но этим их трем «топкам» и в аду позавидуют… Я о таком и не слышал. Да на кой хер им наш вшивый CTX ?!
Вайнберг хмуро переглянулся с Каем.
- Не знаю, Хогнар, не знаю. Но мне он нужен больше чем им, - он осекся и сделал паузу, - Городу нужен…

* * *

- …Осуществить привязку. Наблюдатели на местах?
- На местах, ориентиры отметили, схема уже у нас.
- Хорошо, на дисплей. Сахида проверь метки на ориентирах по основному направлению. Вихмур потом передашь калибровку на огневую.
- Будет, шеф.
«Вот так. «Шеф», «взводный», «Вал», «Вальвиг», в крайнем случае. Ни каких «господ», «полковников», «сэров». Семья, блин».
Сахида сдула с лица челку, и, стараясь не прикасаться лбом к холодному амортизатору визира, начала искать помеченные тепловыми маячками ориентиры.
- Основное направление 52-00, ловим все пять ориентиров, сигнал хороший, визуальный контакт на первый, второй и пятый. С огневой передают - угол укрытия и минимальный прицел ушли в компьютер.
Вальвиг кивнул.
- Молодец, девочка, передавай на огневые…
Работа шла. Орк пошел помогать штурмовикам, с огневых позиций пришли данные по точкам наводки. Там, на улице, у каждого из трех «орудий», метались номера расчетов – загружали газ в камеры, разогревали реакторы, проверяли полевые генераторы. Разгруженные «технички», как называли во взводе транспортировщики боевых тороидальных плазменных генераторов, уже стояли рядом с «Локомотивом», образовав вторую стену возле города.

Добавлено (06.04.2010, 12:56)
---------------------------------------------
Постепенно суета стихала, люди перестали сновать туда-сюда, разобрались по своим позициям. На городских стенах Лесниченко, Насен, Хогнар и Вайнберг тоже навели порядок – зевак разогнали по постам и рабочим местам. Сами же они вчетвером, и подоспевший позже Кай, инструктировавший до этого людей на внутренних стенах, стояли на самой укрепленной стене. С этой стороны ждали Врага…
…Первый выстрел моментально вывел главу Вестрога из оцепенения. Раздался рев, словно от аварийной сирены, длившийся около десяти секунд. Потом он перешел в пронзительный свист с шипением, у среднего орудия вспыхнул ядовито зеленый свет, и от него с протяжным стоном отделилось нечто. Огромная зелено-фиолетовая сфера рванулась в небо, и, стремительно набирая скорость устремилась вверх.
Весь город заворожено глядел на это смертельное солнце, осветившее холодную ночь. Через мгновение после того, как оно скрылось за горизонтом, где-то далеко в старом городе раздался треск и грохот падающего камня. Вверх взметнулось облако пара и наступила тишина…
Где-то далеко, в разных местах стал различим какой то другой, не прекращающийся треск стен, скрип металла.
- Херб, эти твари вошли в пригородную зону, - Хогнар стоял у парапета на цинке с патронами, напряженно вглядываясь в сторону, куда унесся заряд.
Вайнберг собирался что-то сказать, но тут с огневой позиции раздалось несколько отрывистых криков, их мгновенно продублировали у каждого орудия.
Снова раздался тот же гул, но в несколько раз сильнее. Вайнберг почувствовал как дрогнули городские стены.
Звук постепенно набирал обороты, отдавал где-то в желудке неприятной дрожью, а от последовавшего за ним визга так резануло слух, что по всей стене многие зажав уши валились на колени.
Три огромных облака плазмы, температурой в пятьдесят тысяч градусов, скованных мощнейшим магнитным полем, освещая все вокруг, по высокой траектории ушли вперед. Отбрасывая на снег дьявольские блики они летели вперед, расстилая под собой по руинам города такую же ядовитую световую волну. Но когда они достигли земли, казалось, началось извержение вулкана.
Вайнберг покрепче схватился за край стены, чтобы не рухнуть вниз. Кто-то сидел за бортиком, обхватив голову руками. Казалось, только все утихло и вновь загудели орудия и все началось снова…

…После четвертого залпа Вайнберг понял, что у наемников что-то пошло не так. Орудия делали все большие интервалы между выстрелами, а пятый залп самое левое орудие «поддержало» с трехсекундной задержкой.
Плазменная сфера «лопнула» меньше чем на середине пути к цели, стремительно расширяясь, плавя словно лед каменные остовы зданий старого Вестрога. Возле орудия сразу же заметались люди что-то крича.
Хербус оглянулся по сторонам, ища взглядом Санджи Кая, но рядом был только дворф, Насен и Лесниченко.
…Где-то в руинах города, по направлению огня орудий, началась стрельба. Работали сразу несколько пулеметов не останавливаясь не на секунду. Потом в воздух взметнулась красная сигнальная ракета.
Тут же с места сорвалась БМП, очищавшая поле и понесся к руинам. Проходя мимо левого орудия он притормозил и на него полез весь расчет. Орудия больше не стреляли и жители Вестрога с напряжением следили за непонятным действом.
Меньше чем через минуту стрельба в городе прекратилась – на нее наложился гулкий взрыв. Столб пламени и дыма вырос над руинами, в воздух полетели камни. Хруст и скрип металла слышался уже ближе к городу, и от него в груди все словно сжималось в кулак. Вайнберг представил себе огромную массу, прокладывающую себе дорогу к городским стенам и у него в добавок что-то, очень некстати, начало остро проситься наружу из кишечника.
- Похоже они потеряли наблюдательный пункт! И у них стал один ствол?! Дерьмо… У нас могут быть проблемы, Хербус! Херб?! Да очнись ты!, - Лесник тряхнул Вайнберга за плечо, - «Курган», наверное почуял их наблюдателей, хотя…
Тут захлопала автоматическая пушка БМПхи, и в воздух взметнулись сразу две красных ракеты.
Сразу после этого загудели два оставшихся орудия, на стене раздались радостные вскрики. Но он сразу же оборвался, когда пушка захлебнулась и рвануло снова…
Рвануло так, что многие присели, укрывшись за парапетом. Раздался знакомый уже до тошноты свист и зелено-фиолетовое пламя устремилось туда, где, словно протягивая навстречу гигантскую руку, поднимался огненный столб...

Добавлено (06.04.2010, 12:56)
---------------------------------------------
* * *

Когда раздался первый залп он как можно тише скользнул вниз с козырька над входом в стадион, позади пулеметных точек, и прижался к входной двери. Стрелки, наверное, разинув рты смотрели на стоявшее в небе зарево, но для того, чтобы войти внутрь пришлось дождаться разгона реакторов перед стрельбой. Скрипнувшей двери охрана попросту не услышала – орудия «ловцов» уже трудились во всю.
В коридоре было пусто – все обитатели самого крупного здания в городе сейчас наблюдали за необычным «фейерверком», так что продвигаться вперед было легко. Из одного темного пятна в другое, через предательские освещенные площадки. Останавливаясь, прислушиваясь на поворотах, отмечая, где можно укрыться в случае нежеланного столкновения.
«Налево, вдоль трех труб по стене, снова налево до лестницы… медпункт, дальше… ага в этой стороне сильнее гудели теплотрассы…».
Он уже немного согрелся – одежды на нем для хождения по улице было маловато, а вот оружия как раз много не нужно было. Убивать ненужно. Незачем. Не сейчас.
Так, дверь в зал переговоров. Внутри свет не горит. Пожалуй, немного выкрутим лампочку напротив – так ведь оно удобнее. Пусть глазки отдыхают…
Замок паршивый, еще тех времен – металлическая полоска вовнутрь, плоскогубцы и выворачиваем. Все на ощупь, все помним. Убрал инструмент, ствол наголо, вдох – идем внутрь…
Тихо… И темно как в заднице…
«Извиняюсь, ребята, я у вас кое-что забыл».
В темноте щелкнул маленький фонарик, осторожно, тоненьким лучиком ощупывая детали комнаты. Снерх шагнул к той самой двери у школьной доски и, прислушавшись, резко ее открыл, делая при этом шаг в сторону и опускаясь на одно колено. Никого.
Так и есть. За информацию о существовании и местонахождении этой комнаты заплатили не зря. Маленькая комнатка три на три, красивый деревянный стол, покрытый зеленым сукном. Книжный шкаф, пару стульев и… да! Крупный трехсоткилограммовый сейф.
«Черный ящик Вестрога… Ну-ка расскажи мне то, что я хочу знать».
Прикрыв за собой двери, незваный гость подошел к сейфу, и став перед ним на колени, коснулся рукой холодной ровной поверхности.
«Сейчас поговорим, мой угловатый друг. Раскрой мне свое… хм, нутро».
Снерх достал монокуляр техвизора, не стоившего, правда, и трети такого как у этого их дворфа-технолога, включил его и начал сканировать дверцу.
«Еще один плюсик – он все-таки оказался не экранирован. Пришлось бы подрывать».
Весь механизм замка был как на ладони. Правда глаза от этого зрелища болели нещадно – Снерхаст не представлял как с этой штукой на глазах можно было провести хотя бы десять минут, не говоря уж о часе, например.
Замок сдался сразу – несколько осторожных оборотов, и нужное положение сразу стало понятным. Раздался глухой, приятный щелчок, и Снерх улыбаясь под маской потянул дверцу на себя. Сердце радостно прыгало в груди.
Он приподнял низ маски, зажал фонарик в зубах и принялся за самую приятную часть.
«Бумаги, бумаги, бумаги… Хм, схема теплотрассы под городом. Заманчиво, но нет. Деньги, деньги… Нет, мелочь. Ух ты! Шесть штук недешевых сигар, да еще и в алюминиевых контейнерах. Довоенные, зуб даю - то-то Снеговик порадуется! А это? Ого…».
Снерх держал в руках маленький мешок из алой замши, в котором что-то звонко постукивало. Второпях, путаясь, он расправился с завязками и шумно выдохнул.
«Есть!».
Одиннадцать крупных, не ограненных, выращен<


А у нас сегодня кошка
Родила вчера котят
Они с копытами и крыльями
И чешуёй до пят
Не хотят лакать из блюдца
У соседей тырят скот
Мне сдаётся, их папаша -
Не совсем нормальный кот
 
OlwenДата: Вторник, 06.04.2010, 21:04 | Сообщение # 6
Генерал-лейтенант
Группа: Администраторы
Сообщений: 629
Награды: 7
Репутация: 5
Статус: Offline
старая добрая технофантастика.. или кибер-панк? как, кстати, сам автор определяет?

ты увидишь, как я заплачу,
услышишь, как я закричу...
но мертвой меня НИКОГДА не увидишь -
Я УМИРАТЬ НЕ ХОЧУ!!!
 
RyanRothaarigДата: Вторник, 06.04.2010, 21:09 | Сообщение # 7
Полковник
Группа: Модераторы
Сообщений: 204
Награды: 1
Репутация: 2
Статус: Offline
Одиннадцать крупных, не ограненных, выращенных алмазов. Из них умельцы могли сделать линзы для стационарных боевых или даже шахтерских лазеров. Могли сделать просто великолепные «холодные» резаки по металлу. Могли их использовать и в циклических лабораторных пьюрифайерах воды… Короче покупатели на них были всегда.
«Все-таки как к Вайнбергу попало это добро?».
Снерх потуже завязав, спрятал мешочек, закрыл сейф, покрутив для порядка диск, и подошел к двери. Снаружи было – даже стрельба прекратилась. Он оглянулся по сторонам, скользнув лучом фонарика по стенам.
«Может пожар устроить маленький? Хотя нет, шеф не одобрит – не тот случай».
Снерхаст прошел в «конференц-зал», обошел, не включая свет, по памяти, всю мебель, и снова застыл у двери в коридор. Далеко на улице работал не то крупный пулемет, не то автоматическая пушка.
«Утюг?».
Он открыл дверь и нырнул во мрак коридора, нарушенный только тусклым светом лампы у лестницы.
«Вещи, карабин, и бегом отсюда».
Снерх сделал шаг и тут какая-то сила швырнула его в стену напротив так, что он не успел поднять руки. От удара все вокруг начало резко менять месторасположение – пол начал обходить его со спины, а потолок зашел спереди. По лицу в рот, под быстро намокающей маской, заструилась горячая соленая кровь. Он понял, что сейчас рухнет наземь, но чьи-то сильные руки подхватили его, и рывком поставили на колени. Кто-то накинул на шею удавку, и сзади в основание шеи уперлась нога. Снерх хрипя тщетно пытался зацепить шнур пальцами. Свет в глазах начал куда-то уходить, уступая место обволакивающей, приятной темноте…

* * *

…Вайнберг, Насен, Лесниченко, Андаэм и еще с десяток солдат стояли на стене над закрытыми городскими воротами, глядя на приближающуюся делегацию наемников.
Из старого города не вернулся никто…
О чем сейчас думал их командир, Вайнберг себе не представлял. Зато он прекрасно знал, что ему делать.
Четыре вооруженных человека остановились в свете прожекторов, вперед вышел самый высокий из них, и, «выплевывая» пар через маску, заговорил.
- Господин Вайнберг?
Глава города поднял руку.
- Я внимательно вас слушаю.
- Как видите, мы выполнили свою работу и ждем взаимности…
Вайнберг посмотрел на своих соратников, глубоко вдохнул.
«Где этот имперский пес, когда он так нужен?!».
- Видите ли господин э-э-э…
- Господин Вайнберг, уж не собираетесь ли вы совершить большую ошибку? Моя обязанность, как человека знающего, предостеречь вас от этого.
Вайнберг повысил голос:
- Уважаемый господин незнаю-как-вас-там, как бы это банально не звучало в наше время, но вы не в том положении, чтобы диктовать мне условия. Вы потеряли половину своих людей, ваша техника практически разряжена, а от того, чтобы отдать своим людям команду открыть огонь меня удерживает только кхм… чувство благодарности за проделанную вами работу. А благодарность, как вам наверняка известно, штука весьма хрупкая, - Вайнберг сделал паузу, переводя дух, - Мы можем заправить ваш транспорт, но не более. Я не могу отдать вам генератор, так как он сейчас очень нужен городу. И это мое окончательное условие.
Срывавшийся снег, казалось, таял не опускаясь на землю между «парламентерами». Лидер делегации наемников, оглядел стены, ощетинившиеся стволами, насчитал около шести гранатометчиков, и устало опустил голову.
- Вы представляете себе хотя бы юридические последствия своих действий?, - его дрогнувший голос не менее красноречиво, чем опустившиеся плечи, говорил о его состоянии - Вы, как минимум, станете не самой популярной фигурой в плане торговли…
- Не беспокойтесь, я полностью отдаю отчет в своих действиях, и последствия мне ясны. Я также отлично понимаю и последствия возможного безосновательного обстрела вами нашего города…
Наемник хмыкнул и покачал головой:
- Ну… На изолированные города тоже встречаются заказы, господин Вайнберг. Но в любом случае вы сам ухудшили свое положение.
Он развернулся, сделал знак своим людям, и они пошли прочь, к прогревавшимся неподалеку грузовикам…

Добавлено (06.04.2010, 21:07)
---------------------------------------------
* * *

…В этот раз он все-таки успел выставить вперед руки, падая на пол. Из горла, разрывавшегося на части, вырывался хрип, и Снерх зашелся в приступе сотрясавшего все тело кашля. Кто-то развернул его на спину, стянул с лица мокрую от крови маску.
- Тише, тише, Снерх, это я! Успокойся…
Снерх с трудом открыл глаза. Андаэм, склонившись над ним, осторожно
оттащил его к свету, усадил, приподнял голову, ощупывая кадык.
- Целый, жить будешь, только дыши давай глубоко. Раз… Два… Дыши, человек.
Снерхаст, кашляя время от времени, приходил в себя. На полу перед ним, лицом вниз, в луже крови, валялся Санджи Кай, солдат давно не существующей империи. В затылке у него зияла жуткая дыра.
Снерх удивленно посмотрел на устало улыбнувшегося полуэльфа, автоматически нащупал и крепко сжал мешок с камнями.
- Все в порядке, не волнуйся, - Андаэм наклонился, поднял с пола гильзу, - на, возьми на память.
Снерх тупо уставился на кусочек металла, потом протянул руку и сунул ее в карман.
- И еще вот, - эльф достал из кармана штанов толстую записную книжку, - Александр Дмитриевич просил передать твоему начальнику.
Снерх открыл книжку и увидел написанные аккуратным почерком строчки.

…Когда мы в зеркале времен разбитом
Друг друга повстречали много лет назад,
Еще не знал ты, сколько болью раз убитым,
В себе и для себя устроишь ад…

«Неужели…?».
- Иди, тебе нужно спешить, - полуэльф протянул Снерху его маску, помог подняться, - Береги себя человек - я не всегда смогу отстреливать имперцев у тебя за спиной. Там дальше слева по коридору лестница наверх – выйдешь на южную стену.
Полуэльф кивнул Снерху и быстрым шагом направился по коридору, оставив ошеломленного парламентера стоять с записником в руке.
«Ответы после? Хотелось бы верить…».
Морщась от боли он вытер кровь из разбитых губ и носа, натянул липкую маску, и побежал…

* * *

…Колонна шла, по старому шоссе, оставив далеко позади город Вестрог, старый и новый. Голый по пояс Снерх сидел на столе в «кладовке» «Локомотива», рядом с ним, опираясь о шкаф стоял Вальвиг, держа в руках записную книжку, смотрел как Гаронд обрабатывает широкую, багровую стронгуляционную борозду на шее парламентера.
- Трахея цела, Снерх, но болтать старайся потише и поменьше. И спирт разбавляй чаем.
Гаронд легонько ткнул парламентера в грудь кулаком и вышел, оставив его с Вальвигом наедине.
Снерх вытащил пропитавшиеся кровью тампоны из носа и бросил их в раковину. Все лицо онемело под действием анестетиков, а сил казалось уже не хватало даже на то, чтобы нахмуриться или улыбнуться.
- Свое мы в любом случае получили, сынок, ты молодец. А что касается…
Щелкнул динамик внутренней связи.
- Шеф, Олег интересуется не завещал ли случайно Снерх ему свою долю?, - Снеговик шумно выдохнул табачный дым Снерховой сигары.
Снехаст подошел к переговорному устройству.
- Снежок, сделай доброе дело, подтолкни этого водителя утюгов.
- Дружище, для тебя могу даже и залп дать…
Снерх стал одеваться, а Вальвиг продолжил:
- А что касается Вайнберга, то, поскольку у него теперь нет алмазов, чтобы заплатить за новый СТХ, и вести торговлю ближайшие два-три месяца будет о-очень сложно, придется ему почувствовать на себе все прелести изоляционной политики. Я сомневаюсь, что Вестрогу теперь где-то дадут кредит или скидки. А так бы они стали закрытым, почти автономным городом…

Добавлено (06.04.2010, 21:08)
---------------------------------------------
- Хм… Театр и фейерверк прошел успешно я гляжу… Взрывчатки не жалко было?
Вальвиг рассмеялся:
- Для хорошего человека… Ребята молодцы – «курганы» порвали за первые пять залпов. Всех до единого… Правда «Утюг» себе малость борт оплавил, когда уходили.
- Залатаем, - Снерхаст посмотрел на книжку в руках Талиса, - дадите потом почитать, шеф?
Взводный кивнул.
- Дам конечно. Ловко все-таки Барс с этим полуэльфом всех сыграли. И Вайнберга, и имперца, и нас. Все-таки Саша – мастер, что не говори…, - он вздохнул, и повернулся к двери - Ладно, пойдем перекусим, да вались спать. Гаронд тебе вколет чего-нибудь, а то ты похудел килограмм на пять.
Снерх вяло развел руками.
- Искусство требует жертв, шеф. Причем, зачастую, человеческих… Эх… Шеф, я устал от всего этого - в отпуск хочу…
Вальвиг улыбнулся и погрозил Снерху пальцем.
- В теплые края, потерпевший ты наш. Все устали. И вообще не умничай, парламентер - премии лишу…

…Колонна ползла стальной змеей по грязному снегу…

В рассказе использован текст песни “Los” группы Rammstein и стихи автора.

зима 2006

Добавлено (06.04.2010, 21:09)
---------------------------------------------
насчет определения - я спрошу
насчет пригласить - попробую ))))


А у нас сегодня кошка
Родила вчера котят
Они с копытами и крыльями
И чешуёй до пят
Не хотят лакать из блюдца
У соседей тырят скот
Мне сдаётся, их папаша -
Не совсем нормальный кот
 
OlwenДата: Вторник, 06.04.2010, 21:20 | Сообщение # 8
Генерал-лейтенант
Группа: Администраторы
Сообщений: 629
Награды: 7
Репутация: 5
Статус: Offline
Пробуй и спрашивай. Новым Пользователям будем рады

ты увидишь, как я заплачу,
услышишь, как я закричу...
но мертвой меня НИКОГДА не увидишь -
Я УМИРАТЬ НЕ ХОЧУ!!!
 
BladeRunnerДата: Среда, 07.04.2010, 15:15 | Сообщение # 9
Рядовой
Группа: Пользователи
Сообщений: 3
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Доброе время суток) За приглашение спасибо! Определять это дело можно как какой-нибудь пост-апокалиптический sci-fi, но уж точно не как кибер.
 
RyanRothaarigДата: Среда, 07.04.2010, 15:18 | Сообщение # 10
Полковник
Группа: Модераторы
Сообщений: 204
Награды: 1
Репутация: 2
Статус: Offline
я и слов-то таких не знаю ))))

Добавлено (07.04.2010, 15:18)
---------------------------------------------
предлагаю переложить ответственное дело добавления произведений на плечи самого автора biggrin


А у нас сегодня кошка
Родила вчера котят
Они с копытами и крыльями
И чешуёй до пят
Не хотят лакать из блюдца
У соседей тырят скот
Мне сдаётся, их папаша -
Не совсем нормальный кот
 
BladeRunnerДата: Среда, 07.04.2010, 15:41 | Сообщение # 11
Рядовой
Группа: Пользователи
Сообщений: 3
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
ХитрО, Евгения) smile
 
RyanRothaarigДата: Среда, 07.04.2010, 15:57 | Сообщение # 12
Полковник
Группа: Модераторы
Сообщений: 204
Награды: 1
Репутация: 2
Статус: Offline
стараюсь, мой генерал ))))

А у нас сегодня кошка
Родила вчера котят
Они с копытами и крыльями
И чешуёй до пят
Не хотят лакать из блюдца
У соседей тырят скот
Мне сдаётся, их папаша -
Не совсем нормальный кот
 
OlwenДата: Среда, 07.04.2010, 18:24 | Сообщение # 13
Генерал-лейтенант
Группа: Администраторы
Сообщений: 629
Награды: 7
Репутация: 5
Статус: Offline
От имени админов приветствую автора "Постядерки" на нашем сайте. Надеемся на "плідну співпрацю" biggrin

ты увидишь, как я заплачу,
услышишь, как я закричу...
но мертвой меня НИКОГДА не увидишь -
Я УМИРАТЬ НЕ ХОЧУ!!!
 
BladeRunnerДата: Четверг, 08.04.2010, 17:18 | Сообщение # 14
Рядовой
Группа: Пользователи
Сообщений: 3
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Благодарствую))
 
good-grandcomДата: Пятница, 24.01.2014, 01:39 | Сообщение # 15
Группа: Гости





Торопитесь к нам , скидки 30% на детские товары http://good-grand.com/. Тут молодые мамы могут узнать много статей о беременности. Они смогут научиться правильному питанию, узнают , как бороться с токсикозом, об осложнениях, возникающих при беременности. Еще на этом веб-сайте опубликованы статьи о беременности в зрелые годы. http://good-grand.com - Большая рубрика жизни малыша от 0 до года. Вы узнаетеоб уходе за недоношенными детьми, все о грудном вскармливании, пеленании малыша. Тут также имеется публикация, в которой рассказывается, как оборудовать комнату ребенка. Для взрослых очень важно, чтобы их малыш был счастливым. Однако далеко не все знают, как этого добиться. Этому вопросу автор посвятил целый раздел. Беременных женщин увлечет праздничное меню, разработанное для беременных. Женщинам необходимо прочесть о послеродовых инфекционных заболеваниях, возможных нарушениях в женском организме, возрастных отрезках времени женского организма. Важно прочитать о прерывании беременности и его осложнениях. Все эти статьи есть на веб-сайте http://good-grand.com/.
 
Форум » Разнобой » Глумилка » Немного постядерки (творчество близкого друга BladeRunner'а)
Страница 1 из 212»
Поиск: